Введение

“Диоген среди бела дня бродил с заженным фонарем по афинской городской площади, в горе, и громко кричал: “Ищу человека! Эй, ищу человека!” Когда его окружала шумная отзывчивая толпа, он осаживал всех словами: “Я сказал- человека! А не ничтожество…”

(Античный анекдот, 1995 г. С-Петербург, в изложении С. Венгловского)

Приступая к изложению данного вопроса, я понимаю ответственность и трудность задач, которые предстоит мне решить. Я испытываю страх и трепет перед Богом, потому что преступаю к проблеме, которую до меня пытались решить тысячи и тысячи умнейших мужей. “…Что есть ЧЕЛОВЕК …?” (Пс. 8:5) — этот вопрос задавали, задают и будут задавать себе многие поколения. Еще сложнее описать учение о антропологии в конкретный период времени, который отстоит от нас на 2000 лет. Мне пришлось ограничить свои цели, т.к. эта тема очень обширная и бесконечная. Поэтому я ограничиваюсь тремя пунктами: 1) описание основных школ философии, которые могли влиять на учение о человеке в первом веке; 2) описание касается только человека с точки зрения интересующей нас темы: дух, душа и тело – одно или три независимые субстанции, которые предстоят перед Богом; 3) это описание касается этических и моральных норм поведения людей относительно своему мировоззрению, но мало касаются их поведения в обществе. Я не ставлю перед собой задачу нарисовать картину жизни и творчества философов и мыслителей, а стремлюсь показать взгляд, по-моему, прогрессивных людей на природу и сущность человека. Я выбрал два направления пути исследования: 1) греко-римский, 2) иудо-христианский. Вы можете меня спросить: что ты хочешь этим показать? Приведу мнение Ф. Зелинского, с которым трудно не согласиться.

Ф. Ф. Зелинский уверяет , что нельзя воспринимать христианство, как религию, которая была ответом на нужды древнего мира, и с легкостью, и просто победила другие религии, Но христианство “была лучшим средством к обретению душевного мира и к спасению” (Зелинский 1995: 88).

В мои планы не входит точное объяснения всех точек зрения этих  философских школ. Также я не ставлю перед собой цель исследования учения конкретного человека. Это касается и греко-римской философии и иудео-христианского учения о человеке. В путь. И пусть нам сопутствуют ветра мудрости, знания и понимания.