Исторические свидетельства о праздновании воскресного дня

Перейдем теперь к истории ранней Церкви Христовой, начиная с Никейского собора, т.е. с того момента, на который субботники ссылаются, утверждая, что именно тогда католическая церковь переменила еврейскую субботу на воскресенье, и посмотрим, что история говорит по этому вопросу, ибо ее свидетельство должно быть авторитетным для всех, не исключая и адвентистов.

Первый вселенский собор, состоявшийся в городе Никее, в 325 г. Р.Х., вынес постановление — не преклонять в день Господень колен для молитвы, а молиться стоя, символизируя этим наше совоскресение Христу. Этот обычай утвердился еще со дней апостолов.

Евсевий, отец церковной истории, писал в 324 г. Р.Х.: «Они, т.е. христиане из иудеев, соблюдают и день Господень, как воспоминание Воскресения Христа».

Петр, епископ Александрийский, писал в 306 г. по Р.Х.: «День Господень мы празднуем, как день великой радости, потому что в этот день Он воскрес из мертвых».

Анатолий, епископ Лаодикийский, в 270 г. Р.Х. писал: «Наше почитание Воскресения Господа, совершившееся в день Господень (т.е. воскресенье), обязует нас этот день праздновать».

«Апостольский Устав», написанный в 250 г. Р.Х., в отношении воскресного дня, гласит так: «В день Воскресения нашего Господа, который есть день Господень, мы прилежно собираемся для молитвы и благодарим Бога, пославшего нам Иисуса Спасителя».

Киприан, епископ Карфагенский, пишет в своих сочинениях, в 250 г. Р.Х.: «Как обрезание было заповедано иудеям совершать в восьмой день, так и Господь наш воскрес в восьмой день, т.е. в первый день после субботы, и этим Он дал нам духовное обрезание.

Этот восьмой день есть первый день после субботы, и называется днем Господним, который мы и празднуем».

В «Учении Апостолов», составленном в 200-250 годах Р.Х., мы встречаем такое выражение: «В день Господень сходитесь для преломления хлеба и молитвы и, исповедав друг перед другом свои преступления, совершайте Вечерю Господню, иначе жертва ваша не чиста».

Ориген, один из основателей христианского богословия, прославивший Господа мученической смертью во время гонения на христиан при императоре Деции в 254 году Р.Х., писал в 225 г. в защиту воскресенья: «Манна давалась израильтянам с неба в первый день, и это служило предзнаменованием о дне, в который Господь даст истинный хлеб с неба миру. Это совершилось именно в тот день, в который Господь наш воскрес из мертвых, и поэтому пусть иудеи знают, что они, празднуя ветхозаветную субботу, остались без Христа, подобно тому образу, по которому израильтянам в субботу манна не давалась».

От Климента Александрийского, умершего в 220 г. Р.Х., до нас дошло одно весьма ценное выражение относительно воскресного дня. В 194 году, в своем большом сочинении, Климент описывает духовно мыслящего человека, о котором он говорит так: «Тот исполняет Евангельскую заповедь и соблюдает день Господень, кто соблюдает себя от дурных мыслей, и, стремясь к духовному мышлению, прославляет в теле своем Воскресение Господне».

Знаменитейший в этом отношении свидетель, Тертуллиан, пресвитер Карфагенский, в Северной Африке, сын римского офицера, родившийся в 160 году Р.Х. и обратившийся в 190 году ко Христу, в 200 году написал в защиту христиан и воскресного дня довольно много сочинений, из которых особенного внимания заслуживают те, в которых он опровергает ложное учение язычников, полагавших, что христиане поклонялись солнцу, так как в этот день они собирались на молитву и праздновали его, как день великой радости.

По этому вопросу он пишет: «Мы воздерживаемся в день солнца от коленопреклонения и других признаков боязни, а также откладываем в этот день все житейские дела, чтобы не дать места диаволу. Мы празднуем следующий день после дня Сатурна (т.е. субботы), во-первых, потому что в этот день наш Господь воскрес, а, во-вторых, и в отличие от тех, которые называют день Сатурна своей субботой. Мы признаем несправедливым действием в день Господень поститься или коленопреклоненно молиться во время наших богослужений». В другой части своего сочинения «Апологет», Тертуллиан, защищая христиан против иудеев, пишет по вопросу ветхозаветных законоположений так: «Так как Бог поставил Адама без обрезания и празднования субботы, то Он благоволил и к его сыну Авелю, приносившему Ему жертву без обрезания и празднования субботы. Бог смотрел снисходительно на то, что он чистосердечно принес, и отверг жертву Каина, брата его, который освятил неправильно свою жертву. И Ноя Бог cnac от потопа без обрезания и празднования субботы. Да и праведного Еноха Бог взял из этого мира без обрезания и празднования субботы. Он не вкусил смерти, и Бог показал нам таким путем, что и без ига Моисеева закона можно угодить Богу. Даже Мельхиседек, священник Бога Всевышнего, был поставлен в священство без обрезания и празднования субботы».

В четвертой главе своего сочинения, Тертуллиан пишет: «Как уже доказано устранение плотского обрезания Ветхого Завета, так же нужно теперь доказать, что соблюдение субботы было лишь временным. Мы видим, что нам должно почить навсегда от всякого рабского служения не только в седьмой день, но и навсегда. Ибо Писание отличает вечную субботу от временной». Еще дальше Тертуллиан говорит: — «Мы христиане празднуем день после седьмого дня, чтобы отделить себя от тех, которые празднуют седьмой день».

Ириней, учитель церкви и ученик Поликарпа, был епископом Лиона в Галлии (нынешней Франции), с 168 по 202 г.г. Р.Х., и написал несколько сочинений, из которых до нас дошла только часть.

В одном из дошедших до нас фрагментов, Ириней пишет: «То, что мы в день Господень не преклоняем колен для молитвы, есть символ Воскресения Христа, посредством Которого мы благодатью Господнею избавлены от греха и побежденной Им смерти. Такой обычай установился от дней апостольских». Кроме только что приведенного отрывка, мы имеем еще другой путь, чтобы установить взгляд Иринея на день воскресный. Пасха в то время праздновалась не везде в один и тот же день. Так, напр., церкви в Малой Азии, Сирии и Месопотамии праздновали Пасху одновременно с иудеями, 14-го числа месяца Авив, или Нисан, независимо от того с каким днем недели это число совпадало; а церкви, находившиеся в Европе, признавали, что Пасху следует праздновать исключительно в день воскресный, так как именно в этот день Христос воскрес из мертвых.

Такого мнения были и церкви в Галлии, находившиеся под непосредственным влиянием Иринея, которые обратились к римскому епископу Виктору с письмом, в котором писали: «Так как мы не должны праздновать тайну Воскресения нашего Господа из мертвых ни в какой другой день, то и Пасху мы должны совершать, воздерживаясь от поста».

Дионисий, епископ Коринфский, писал церквам в Риме, в 170 г. Р.Х.: «Сегодня мы праздновали святой день Господень (т.е. воскресение) и читали ваше письмо, которое оставляем у себя, чтобы его читать в назидание, как и первое, посланное нам через Климента».

Варнава, сотрудник Апостола Павла, пишет, в 120 г. Р.Х., в своем послании, находящемся в библейском манускрипте, известном под названием «Синайского». Это послание следует непосредственно за книгой Откровения Иоанна. В нем сказано следующее: «Мы празднуем восьмой день, как день великой радости, потому что в этот день Иисус воскрес из мертвых, и, живым являясь ученикам Своим в течение сорока дней. Он вознесся на небо».

Плиний Младший, наместник римского императора в Вифинии, в Малой Азии, писал императору Траяну, в 107 году Р.Х., доклад о христианах, в котором говорится: «Они (христиане) в первый день недели (т. е. воскресенье) собираются до восхода солнца, поют песни во славу своего Бога Христу, молятся Ему и дают взаимные обещания оставлять всякий грех и все худое и упражняться в добродетели».

Подобное же описание празднования воскресного дня первыми христианами мы находим и в писаниях Иустина-Мученика, одного из древнейших христианских писателей, который в Риме, во время императора Марка Аврелия, в 163 г. Р.Х., был бичеван, а потом обезглавлен. Иустин написал императору Антонию Пию, добродушному и человеколюбивому правителю, апологию в защиту христиан, в которой говорит: «В день, обозначенный днем солнца, все христиане, живущие в городах и селениях, собираются на общее богослужение. Здесь читаются, насколько это позволяет время, достопримечательности апостолов и писания пророков. После этого предстоятель, или пресвитер, произносит речь, в которой призывает всех слушателей к добродетельной и святой жизни. После такой речи мы все подымаемся на ноги и совершаем молитвы. А то, что мы собираемся в день солнца, то это потому, что как Бог в первый день «творческой недели» пересоздал тьму и материю вселенной, так и Иисус Христос, наш Спаситель, воскрес в первый день недели. В день перед днем Сатурна (т.е. перед субботой), Его распяли, а в день после Сатурна (т.е. после субботы), который есть день солнца (т.е. воскресенье), Он явился живым Своим ученикам, поучая их тому, что мы и вашему вниманию предлагаем».

Эту свою апологию Иустин писал всего 49 лет спустя после смерти апостола Иоанна Богослова, в то время когда еще многие свидетели, знавшие апостолов Христа, были в живых.

Мы имеем еще одно свидетельство, принадлежащее мученику Игнатию, епископу церкви Антиохийской, матери Христовых церквей из язычников. Он пишет: «Те, которые воспитаны на Ветхом Завете и после приходят к упованию новому, уже не соблюдают субботу (т.е. седьмой день недели), но живут сообразно жизни Господней и празднуют тот день, в который Христос — Жизнь наша — воскрес из мертвых».

Так говорит Игнатий, который на 120-м году своей жизни, и всего лишь 108 лет Р.Х., в Риме был брошен на съедение диким зверям, за исповедание Христа, как Спасителя и Господа новой жизни, Того, Кто, по словам Игнатия, жил в его сердце. Игнатий был не только современником Самого Господа Иисуса Христа и Его апостолов, но он и пережил их всех, и следовательно ему можно было знать, откуда взялся обычай праздновать тот день, который и мы, христиане, соблюдаем, называя его «воскресеньем».

Может ли быть еще сомнение относительно того дня, какой праздновался христианами первых веков, и относительно того, кто переменил еврейскую субботу на первый день недели и когда такая перемена была сделана? Нам кажется, что после всех вышеприведенных исторических свидетельств, бесспорно ведущих нас к временам апостольским, все дальнейшие сомнения относительно того, какой день подобает христианам праздновать, еврейскую ли субботу или первый день недели, в который Господь наш воскрес из мертвых, лишены всякого основания.