Библейские основы малых групп

Малые группы были с самого начала тесно связаны с успешным развитием церкви. Если осознать происхождение и социальное положение участвовавших в жизни церкви людей, а также природу церкви, то этот факт не покажется удивительным.

Большинство первых христиан были Иудеями. Только позже Апостол Павел возвестил благую весть язычникам (Деяния 9:15). Поэтому первая церковь несла на себе отпечаток Иудейской ветхозаветной культуры, включая и особое внимание, уделявшееся группам. Большая часть Иудейских  религиозных и социальных указаний делались на уровне отдельной семьи, и эта практика продолжалась на протяжении всего новозаветного времени. Неудивительно, что малые группы стали естественной частью ранней церкви.

Существенную роль в Иудейском обществе играл дом. Здесь протекала основная часть семейной и общественной деятельности. Естественным выражением этой традиции стала домовая церковь. Вообще-то, единственная категория церквей, упомянутая в посланиях, — это церкви, располагавшиеся в различных домах (если не считать сообщества, названные по своему географическому положению). Например, церкви в домах  Прискиллы и Акилы (Римлянам 16:3-5) или  Филимона (стих 2).

Павел часто метафорически описывает церковь как семью, дом. Он наставляет Галатов  “делать добро всем, особенно же находящимся в доме веры”(канонический перевод: “делать добро всем, особенно же своим по вере”,  Галатам 6:10). Павел поддерживает жителей Ефеса, напоминая о том, что они “принадлежат к Божьему дому”(канонический перевод: “свои Богу”, Ефесянам 2:19). Те же слова Павел использует в письме к своему другу Тимофею  (1 Тимофею 3:15).

Апостол Петр также использует эту метафору. Он называет церковь “домом Божиим” (1 Петра 4:17), далее развивая идею до “духовного дома”(1 Петра 2:5). И Петр, и Павел рассматривают церковь как духовную семью или как тело Христово (еще одна излюбленная метафора). Использование названий  дом и семья проясняют образ церкви и взаимоотношения внутри нее.

В книге Деяний 2:42-47  мы можем видеть, как функционировал дом Бога (церковь) в Иерусалиме. Время было увлекательное. Дается даже краткое описание их деятельности: “пребывали они постоянно в учении апостолов и в общении, в преломлении хлеба и в молитвах ” (стих 42). Существовало равновесие между поучением, общением, общей деятельностью (едой) и духовной ответственностью (молитвой). Атмосфера была заряжена: в воздухе витали благоговение, единство и восхваление. Люди помогали друг другу. Они продавали свое имущество и делились выручкой с теми, кто нуждался. Эта динамичная ситуация вызывала всеобщее одобрение. Духовный и численный рост были очевидны. Во время их трудов Бог был посреди них.

Частные дома тоже способствовали общему успеху: “Каждый день единодушно пребывали в храме, и преломляя по домам хлеб, они принимали пищу в веселии и простоте сердца” (Деяния 2:46, курсив мой). “И каждый день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать Христа Иисуса” (5:42). Позже мы видим как Павел проповедует и учит “по домам” (20:20). Встречи в домах были остовом структуры церкви. Но, несмотря на их важность, дома не были единственным способом функционирования церкви в Иерусалиме.

Принятыми были также и собрания большого числа людей. Верующие встречались не только в домах, но и в храмах и синагогах. Обстановка в храмах  была  привычной, и стремиться к ней  для людей было естественно. Поскольку подобные многолюдные собрания служили развитию церковного сообщества, часто внимание фокусировалось на благовествовании (Деяния 3:11-26, 6:9-10, 8:4-8, 17:1-4).

По прошествии времени собирать большое число людей становилось все сложнее. Церковь испытывала усиливающиеся гонения. Последователям Иисуса Христа не были рады в храмах, синагогах и на публичных собраниях. Поэтому еще более важную роль стали играть собрания в домах. Тем не менее было бы ошибочным заключить, что домовые церкви появились из-за гонений.  До гонений, во время них или в их отсутствие, активное участие в домовой церкви не было чем-то необязательным – оно было нормой!

Домовая церковь оставалась наиболее распространенной формой служения вплоть до времени правления Константина – первого христианского императора Рима (274 – 337 г. РХ). С этого момента домовую церковь начали замещать церковные здания (базилики, соборы, часовни). К 1250 г. РХ достиг пика своей популярности готический собор. В результате получило распространение ошибочное убеждение, что церковь – это здание, а не сообщество людей. С тех пор не раз появлялись движения, бросавшие вызов этому убеждению. Некоторые люди, включая меня, сказали бы даже, что одно из таких течений начинает набирать обороты сейчас. Современное возрождение малых групп, чтобы обновить и увеличить церковь,  — это попытка помочь церкви осознать свой потенциал.  Представления о церкви как о здании, однако, чрезвычайно устойчивы и представляют собой серьезное препятствие, которое надо преодолеть.