БЛАГОЧИНИЕ И НРАВЫ

Сергей Санников

ОБЩАЯ ИСТОРИЯ ХРИСТИАНСТВА

БЛАГОЧИНИЕ И НРАВЫ

Общество христиан резко отличалось по своему поведению от окружающей среды. Это касалось внутренних взаимоотношений, морально-нравственного поведения, речи христиан них поступков.

ЦЕРКОВНАЯ ДИСЦИПЛИНА

В I в. по Р.Х. Церковь, как собрание святых, не терпела в своей среде грешников. Как правило три греха: прелюбодеяние (блуд), идолопоклонство и убийство, а также впадение в ересь, наказывались отлучением от общения с Церковью (извержением из среды верующих). Но подвергшиеся наказанию не теряли надежды на спасение. Считалось, что искренним раскаянием они могут получить прощение у Бога.

К III в. по Р.Х. в различных церквах стали появляться определенные правила, регламентирующие покаяние. Главный смысл этих правил состоял в том, что раскаивающийся не сразу допускался к церковному общению, но в зависимости от вины ему отводилось определенное место в церкви и длительность испытательного срока. Остальные грехи допускали частное прощение без церковного воздействия.

Во II-III вв. по Р.Х. чаще всего причиной отлучения выступало вероотступничество (идолопоклонство).

Количество, так называемых, павших стало довольно велико, и т.к. по обычаю того времени идолопоклонство, которое было следствием вероотступничества, требовало покаяния до самой смерти, появилась практика, в силу которой исповедники или мученики, страдающие за дело Божие, стали давать письменные ходатайства (так называемые письма мира) в пользу отпавших, с просьбой вновь принять их, и своим авторитетом содействовали примирению грешника с церковью. Как правило, письмо мира получало силу сразу после смерти давшего его мученика.

К концу III в. по Р.Х. стало наблюдаться злоупотребление этим правилом, письма такого рода даже сделались предметом торговли (с прекращением гонений этот обычай исчез).

НРАВСТВЕННОСТЬ

Церковь первых веков отличалась высокой нравственностью. Святость была нормой ее жизни. Апологеты II в. по Р.Х., признавая недостатки христиан, все же могли указать на резкую противоположность между ними и язычниками.

Более всего язычников поражала деятельная любовь христиан. Каждая церковь содержала многочисленных вдов, сирот, больных; облегчала удел заключенных и где возможно содействовала их освобождению; посылала щедрую помощь в районы эпидемий, бедствий; производила сборы с целью выкупа пленных и т.д. Система одобрительных писем, которые брал христианин, отправляясь в чужую местность позволяла любому христианину войти в другую поместную церковь (в другой провинции) и пользоваться ее дарами. Хотя это, безусловно, приводило к появлению недостойных обращенцев, ждущих только материальной помощи.

Средства церковных касс пополнялась из добровольных пожертвовании.

На Востоке христианские церкви придерживались требования десятины, но на Западе это требование неизвестно. Большое значение придавалось милостыне. Взымание процентов при ссуде не одобрялось.

В своем поведении христиане стремились отделиться от острых чувственных наслаждении.

Посещение языческих театров, борьба гладиаторов и зверей и подобные им развлечения были запрещены. Считалось, что позволительно удовлетворять только необходимые потребности. Порицались украшения, драгоценности, серьги, подведение глаз и бровей, окрашивание волос и стрижка бороды. Даже украшение гробниц венками считалось греховным, т.к. венки обычно плелись в честь каких-либо божеств.

С увеличением числа христиан, особенно в III в. по Р.Х., меняется дух церковного общества.

Если в первом и частично во втором веке по Р.Х. все христиане жили ожиданием близкого пришествия Христа и учение Хилиазма, т.е. представление о скором царствовании Христа в период тысячелетия, было распространено повсеместно, то в III в. по Р.Х. оно сосредоточилось и оставалось только в монтанизме.

С изменением духовной ориентации перед христианством встал вопрос: оставаться ли горсткой «совершенных» и «чистых», отгородиться и отмести все, что не соответствует этому идеалу или принять в себя «массу» и вступить на путь ее медленного воспитания? Остаться ли вне мира или принять его в себя как объект тяжелого и длительного труда?

Монтанизм и многочисленные схизмы, отделение кафаров (т.е. чистых) от общины были попытками остаться в святом и отделенном монашестве, но ход истории был неумолим.

Одним из ответов Церкви на проникновение в нее мирского духа стало постепенное разделение на духовенство (Клириков) и мирян.

При этом к духовенству стали предъявляться гораздо более высокие нравственные требования, чем к остальным христианам. Климент пишет: «Мирской человек связан постановлением для народа». Фактически, клирики, принимая на себя роль священников Бога Небесного, стали представлять богоизбранное общество, которое поначалу представляло все христианство. Церковь же из общества «спасенных» к III в. по Р.Х. стала превращаться в общество «спасаемых «.

АСКЕТИЗМ. БЕЗБРАЧИЕ

С первых шагов христианской Церкви в нее пытался проникнуть аскетизм как общее обязательное правило христианской жизни. Против этого боролся еще Ап. Павел в I в. по Р.Х. Во II в. по Р.Х. эти воззрения возродились в разных формах гносиса. Его влияние было велико, и в христианстве всегда были люди, считавшие грехом брачные отношения (даже в законном супружестве); употребление возбуждающей пищи (напр. мяса) и, особенно, вина.

В течение первых двух веков по Р.Х. Церковь не одобряла аскетизм, усматривая в этом связь с гностицизмом, но постепенно, по мере снижения общих нравственных требований, аскетизму стали уделять большое внимание.

Появились девственники обоих полов, многие ограничивали себя в пище. Хотя придерживающиеся подобных правил и не уходили от остального общества, но между собой они поддерживали особую связь. Большое уважение к подобному образу жизни со стороны не только основной массы христиан, но и язычников вело к дальнейшему отдалению «избранных» от мирян. Для служителей Церкви, также безбрачная жизнь считалась предпочтительнее брачной, но никаких обязательств по этому поводу не налагалось.

Подобные движения еще сильнее ослабляли духовную жизнь большей части христиан, которые, видя такие высокие идеалы, понимали невозможность их достижения для себя. С другой стороны, это давало повод для более сильного искушения тех, кто стал на путь «высшей» христианской жизни. Они искушались не только своим воздержанием, но и гордостью и самодовольством от своих достижений. На это указывают постановления многих соборов того времени.