Что можно сказать о народе Божьем?

История церкви говорит по крайней мере о трёх периодах институционализма в народе Божьем, а кроме них есть ,много более мелких подпериодов.

Иудаизм. Первый период институтационализма в народе Божьем начался после возвращения израильтян из вавилонского плена. Период правления Неемии и Ездры вдохнул в народ Божий новую .жизнь. Однако ко времени прихода на землю Иисуса Христа Израиль в целом и особенно его религиозная система погрузились в такой институтационализм, что было просто невозможно отличить Божественную истину от человеческой традиции.

Именно «религиозная система» подвергалась наиболее, острой критике со стороны Иисуса. Так например, когда книжники и фарисеи начали упрекать учеников Иисуса Христа за то, что они в субботу срывали и ели колосья, Он сказал им: «Суббота создана для человека, а не человек для субботы», (Мар. 2:27). Другими словами, Он мог бы сказать так: «Вы сделали субботу самоцелью. Вы полностью потеряли понимание духа закона. Религиозная система затмила собой саму личность человека. А поэтому все, что от нее осталось, — это пустая форма».

Снова и снова Иисус Христос указывал на трагические последствия институционализма. Он указывал израильским религиозным лидерам на то, что они сумели сохранить только свою религиозную систему и вовлекли большинство людей во внешнее исполнение религиозной обрядности. Однако они потеряли «человеческую личность» и не поняли истины Божьей, а потому сторонники их религиозной системы не имели живого и реального общения с живущим Богом.

Католицизм. История церкви прошла через период блестящего расцвета новозаветной церкви, вышедшей из недр иудаизма, и через период застоя безжизненной римской церкви. Конечно, в ней всегда сохранялась какая-то частица жизни и чистого христианства, однако в целом церковь погрузилась в столетия институционализированного застоя и упадка. Когда «Миланский Эдикт» сделал христианство «законной» религией, многие стали «христианами» из-за того, что это стало очень престижно.

Когда реформаторы выступили в защиту библейских истин и «личностного» христианства, они пошли против установившейся религиозной системы. Религия стала соблюдением форм и обрядов, а не реальным жизненным переживанием. Многообразная традиция затмила библейскую истину. Воцарились эксплуатация и языческие обычаи.

Однако заметьте! Римская церковь сохранила свое «величие» и силу даже до наших дней. Авторитарный подход к системе образования и система общения помогли сохранить церковную «ортодоксальность», и до недавнего времени только очень немногие католики ставили под вопрос церковные правила и догмы.

Важно, однако, теперь заметить, что «величие» не обязательно свидетельствует об истинном духовном успехе. «Числа» могут ввести в заблуждение. Относительно легко находить «последователей», если трудиться над этим настойчиво и громко взывать к тем, кто в наше время ищет сострадания и участия. И если человек стал участником религиозной системы и принял ее догмы, то его можно удерживать в таком положении под страхом быть отверженным и внушением вины.

Однако чему они следуют? Во что они верят? Как они живут? Куда мы ведем их?

Все эти вопросы имеют решающие значение! Давайте не будем заблуждаться числами, ибо если судить об успехе Иисуса Христа на земле числами, то нужно признать «провал» Его миссии. Конечно, было такое время, когда за Ним следовало множество народа, когда число Его учеников быстро росло, однако наступило и такое время, когда ; «многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним» (Иоан. 6:66). Цена была слишком высока для этого народа, чтобы следовать за Иисусом Христом (Иоан. 6:60).

Конечно, это не означает, что числа вообще не имеют никакого значения. В самом начале существования церкви Христовой тысячи людей ежедневно присоединялись к верующим (Деян. 2:41) и «число учеников росло и умножалось» (Деян. 6:7). Однако истинный успех 5 определяется не числом обратившихся, а результатами, наступившими в их жизни после их обращения. Так и теперь наш подлинный успех мы должны определять библейскими критериями, а не числом посещающих воскресное утреннее богослужение, или числом посещающих воскресные вечерние собрания, или молитвенные собрания среди недели, или числом посещающих воскресную школу. Некоторые даже измеряют успех числом собраний, проведенных за какой-то период времени. Сама по себе степень активности не может служить мерой успеха. Важны только библейские результаты и ничто иное!

Реформистская церковь. Реформация была направлена против институционализированной и духовно мертвой ортодоксальности римско-католической церкви. Но что она ей дала?

На какое-то время — жизнь и истину! Авторитетность Библии, оправдание верой и священство каждого верующего снова были признаны, на какое-то время. Стали проповедовать необходимость сознательного обращения и личного общения с Иисусом Христом, особенно среди взрослых, которые видели свет. Но как насчет их детей? Как в отношении терпимости по отношению к инакомыслящим? Какие формы и структуры были приняты и какие подходы для общения были выработаны? Каковы были их общие результаты?

Вы не можете силой заставить правильно функционировать христианскую общину. Некоторые лидеры всегда требуют для самих себя свободу действий, но отказывают в ней другим. Вскоре реформистские церкви стали государственными, подчинили себе систему народного образования и постепенно стали такими же традиционными институционализированными системами как та, из которых они вышли. Сами по себе даже правильные доктрины не являются истинным ответом!

Движение за свободную церковь. В самих реформистских церквях, ставших институционализированной религией, вскоре возникли различные группы, желавшие придерживаться свежего и жизненного новозаветного учения. Открытие Америки стало естественным толчком к развитию движения за церковное обновление уже на новой территории. Однако уже на самом раннем этапе колонизации нового континента в Новый Свет был завезен все тот же «институционализм». Как всегда истинным верующим пришлось прилагать много усилий, чтобы не отходить от библейских целей и принципов и не становиться институционизированной организацией.

Однако на американском континенте в начале 1900-х годов произошло одно интересное явление, принесшее скрытое благословение для евангельских церквей. В то время Америку захлестнула буря либерального богословия, угрожавшего самому существованию библейского христианства. Ведя нападки на сами основы исторического христианства, либеральные богословы и ученые-естествоиспытатели побудили истинных библейских верующих заняться особенно старательно изучением Слова Божьего, размышлениями и молитвами.

Действительно большинство семинарий стали либеральными, а за ними последовали и христианские колледжи, однако возникли библейские институты, и началось движение «библейских конференций», что привело к созданию евангельских семинарий. А из этих учебных заведений начали выходить мужчины и женщины, верящие, что Библия является непогрешимым Словом Божьим, верящие в необходимость личного обращения и, говоря в общем, верящие, что поместная церковь является основным Божественным средством для назидания верующих.

В 40-х и 50-х годах либерализм начал отступать и не столько под напором евангельского христианства, сколько из-за самих же либеральных богословов, начавших сомневаться в основах своего учения.

Два основных принципа либерального богословия вызывали особую озабоченность и ставились под сомнение, а именно: то, что человек сам по себе добрый, и мир сам по себе становится лучше. Первая и вторая мировая войны поколебали основы их мышления. На место либерального стало приходить новое богословие, часто называемое «неортодоксальным», однако и оно не имело почти ничего общего с классическим христианством за исключением терминологии. Сторонники этого богословия старались отзываться на нужды человечества и выглядеть современными в мире, над которым нависла катастрофа. Расовые проблемы, войны, загрязнение окружающей среды, перенаселенность, вражда между различными идеологиями и угроза ядерной войны с катастрофическими разрушениями — все это стало частыми темами дискуссий в политических и религиозных кругах во всем мире.

Протестантская церковь. Протестантская церковь, в общем, несомненно, также стала институционализированной. Она подвергается критике, как со стороны молодежи, так и со стороны старшего поколения. Она стала не только пленницею выработанных ею же самой форм и церемоний, но и потеряла направление, в котором должна была идти. Она не стала более руководствоваться абсолютными целями, поставленными перед ней, и из них извлекать принципы для своего руководства и функционирования.

Многие религиозные лидеры признают, что в протестантской церкви налицо все признаки институционализма. Они усиленно стараются вдохнуть новую жизнь в духовно умирающую церковь, изменяя формы и перенося ударение на индивидуализм. Они по-настоящему стараются идти навстречу нуждам современного человека и в некоторых случаях даже стыдят евангельских христиан.

Но они достигают не большего успеха, чем университеты или общественные организации, хотя и идут навстречу материальным, а в некоторых случаях и психологическим нуждам людей, однако они не могут изменить сердце человека и его внутреннюю сущность. Современная теология отвергает самую главную идею истинного христианства, а именно: личное обращение и сверхъестественное духовное рождение, благодаря которому Сам живущий Христос вселяется в человеческое сердце. В религиозных кругах все больше распространяется учение удобного универсализма, который оспаривает абсолютные ценности Священного Писания и невозможность спастись вне Иисуса Христа. Кроме того, среди религиозных групп стало популярным учение о Морали в каждой новой ситуации, но такое учение не имеет почвы в абсолютных критериях Священного Писания. А без истинного евангельского учения и признания внутренних Божественных законов, по которым должен строиться образ жизни, подобный жизни Христа, всякие усилия по-настоящему помочь людям в их основной духовной нужде обречены на провал. Никакие организационные обновления не могут спасти духовную жизнь протестантской церкви.

Нужно упомянуть, что многое из основных протестантских понятий, а также римско-католические церкви подверглись значительному влиянию обновления божественного движения (пятидесятников). Несомненно, что оно придало какую-то духовную жизненность церквям, обреченным на мертвую ортодоксальность или либеральное учение. Однако, к сожалению, большинство происшедших перемен в этих церквях относится к области переживаний, а не к области познания Слова Божьего. Богословские положения вытекают из личных и внешних факторов, а не из самой Библии. Очевидно, трудно предсказать, как долго этот феномен будет оставаться действующей силой, влияющей на развитие христианства. Всегда, когда пренебрегается систематическое изучение Библии, происходит отклонение от глубин Слова Божьего к поверхностным явлениям и различного рода крайностям.

Евангельская церковь. Что можно сказать о церкви, верящей в Библию? Она растет и становится более популярной, чем раньше, и все больше проникает в общество. Некоторые из ее ведущих представителей стали в один ряд со всемирно известными людьми, которые знакомы каждой семье.

Евангельское движение становится всемирным движением. Многие вещи, имеющие отношение к этому движению, вызывают оптимизм. Несмотря на борьбу за отделение школы от церкви и материализм, несмотря на упадок морали в нашей культуре евангельское христианство еще продолжает оказывать свое влияние. Наркотики, погоня за чувственными наслаждениями, различные мистические культы создают духовный вакуум в обществе, и библейские христиане могут заполнить его вестью об Иисусе Христе. И особенно молодежь, вовлеченная в образ жизни, ведущий к водовороту отчаяния и безнадежности, с радостью откликается на библейскую весть об искуплении грехов. Такие миссионерские организаций как «Студенческий поход за Христа» и «Межуниверситетское христианское братство» сообщают о небывалых возможностях для проповеди Евангелия среди разочаровавшейся молодежи. Более того, эти организации помогают церквям в тех областях, где они замечают слабость.

Но что можно сказать о поместной евангельской церкви? Здесь также можно перечислить ряд обнадеживающих фактов. Библейские церкви постоянно возрастают. В общем в них наблюдается твердая вера в авторитетность Священного Писания и сознается нужда в личном спасении. У многих христиан, хотя их мышления коснулся материализм и борьба за отделение школы от церкви, все же есть глубокое желание жить по воле Божьей. Многие рядовые члены и лидеры межцерковных организаций проявляют сильную приверженность к своим поместным церквям. Многие пасторы, как никогда раньше, уделяют особое внимание учению Слову Божьему и проявляют заботу о евангелизационной и назидательной работе. Мы никогда раньше не имели столько возможностей для обучения желающих и так много прекрасных учебных материалов, рассчитанных на любые возрастные группы.

И тем не менее сквозь все эти обнадеживающие вести до нас доносится из далекой древности голос апостола: «Знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое… знаю твои дела, и любовь, и служение, и веру… Но имею немного против тебя» (Отк. 2:2,19-20). Что-то не все в порядке с евангельской церковью! Конечно, в этом нет ничего особенного, поскольку на земле всегда будет что-то не в порядке. Мы никогда не сможем стать совершенными, пока находимся в моральной зависимости. Однако в поместных евангельских церквях есть что-то, чего не должно быть, а именно: отсутствие отчетливости и что можно исправить некоторыми соответствующими поправками.

Мы уже извлекли важный урок из истории. Любое растущее движение встречается с опасностью поражения институционализмом. Евангельскому движению в наше время угрожает та же самая опасность, особенно когда церковь быстро растет. И эта опасность становится весьма угрожающей, когда борьба за существование сменяется популярностью и расцветом, появляется тенденция уклонения в институционализм.

На этом этапе нам нужно постоянно напоминать себе, что случилось с предыдущими движениями среди народа Божьего. Нам нужно внимательно рассмотреть результаты, к которым приводит институционализация в религии.