Осень неоспоримо входит в свои права

Осень неоспоримо входит в свои права. Моросящий за окном мелкий дождик, ледяные бездыханные батареи и ранняя темнота тщательно испытывают нервы на прочность. Деревья на городской аллее отдают земле долги безропотно, по первому дуновению ветерка сбрасывая в грязь тяготящие их золото и багряницу.

Птицы, следуя заложенному в них могучему инстинкту, послушно собираются в стаи, готовясь к перелету в теплые края. А что же венец природы? Да вот и он — сидит, нахмурившись, с тоской взирая на закипающий чайник. Добавленные в чашку ложечка меда и капелька кагора несколько освежают землистый цвет его лица, но это ненадолго. Напившись, изгнанный Адам отводит опустошенный взгляд в угол, демонстрируя окружающим полную апатию. Количество сигарет в пачке, торчащей из его кармана, стремительно уменьшается, а горка окурков в импровизированной пепельнице-пивной банке заметно растет. «Не трогайте Илюху, — предупреждают опытные сотрудники его отдела, — у него снова депрессия». А самые опытные уточняют: «Сезонная».

Депрессия, метко прозванная американскими специалистами «психическим насморком», распространяется в мире не менее активно, чем физическая простуда в холодный сезон. В настоящее время, согласно данным Американской психиатрической ассоциации, только в США ежегодно этому недугу оказываются подвержены около 15 млн. человек. Другие исследования оценивают распространенность депрессивных расстройств гораздо выше — более 26% среди женщин и 12% среди мужчин. Согласно результатам научных исследований, опубликованным в «Журнале клинической психиатрии», ежегодные расходы, связанные с заболеваемостью американцев депрессией, в 1990г. составили 43,7 млрд. долларов. Эта сумма включает в себя стоимость 290 миллионов потерянных рабочих дней, психотерапевтической помощи и снижения трудоспособности. Эти данные показывают, что из всех хронических заболеваний клиническая депрессия в наибольшей степени выводит людей из строя. Несмотря на распространенность и деструктивность этого заболевания, точный механизм или механизмы возникновения депрессии пока еще не открыты. Многие годы ученые считали, что депрессия связана с недостатком нейромедиаторов — либо вещества норэпинефрина, либо серотонина — в важнейших синапсах центральной нервной системы. Однако ключевая биохимическая причина депрессии пока остается неизвестной.

В противоположность биохимической версии возникновения депрессии, основатель психоанализа Зигмунд Фрейд считал, что депрессия — это невыраженная и неосознанная ярость, реакция на состояние беспомощности или зависимости от других или на утрату возлюбленного(ой). Наиболее ранний гнев у ребенка мог быть вызван чувством «покинутости» матерью, когда у нее появляется другой ребенок. Поскольку ребенок не мог позволить себе гневаться на свою мать и идти на противостояние, полагал Фрейд, он обращал свой гнев против себя. Таким образом, невыраженный гнев сдерживался или направлялся внутрь себя. Депрессия по Фрейду — обращенный внутрь гнев. Каждый раз, когда индивид чувствует свое одиночество, его охватывает депрессия.

В некоторых случаях депрессию вызывают многие лекарственные препараты. К ним относятся, в частности, гормональные контрацептивы и анаболические стероиды. Один исследователь описывал два одинаковых случая: у женщин, никогда не страдавших психическими заболеваниями, через один-два месяца после введения норпланта (контрацептив длительного действия, который вживляется под кожу) возникала глубокая депрессия.

Прекращение приема таких стимулирующих наркотиков, как кокаин и амфетамин, также может вызвать симптомы депрессии, например, тоску, бессонницу и апатию.

Несмотря на то, что депрессию называют болезнью XX, а теперь и XXI века, этот недуг отнюдь не нов. Еще Гиппократ описывал сходное психическое состояние под названием «меланхолия», видя его причину в наполнении мозга «черной желчью». В Священном Писании приступы депрессии неоднократно описываются на страницах Ветхого Завета: от них страдал, например, царь Саул, а облегчение ему приносила игра Давида на гуслях. Многие места из Книги Псалмов свидетельствуют о том, что пророк и псалмопевец Давид также испытывал нападения тяжелого давящего уныния. Печален стих царя Соломона-Экклесиаста, повествующий о суете сует. Стоит ли винить в распространении депрессии современное информационное общество с его стилем и темпом жизни, если житель древней Иудеи или античной Греции был знаком с депрессивной симптоматикой ничуть не хуже, чем наш современник? Быть может, причина болезни кроется в претерпевшей грехопадение человеческой душе, за последние несколько тысяч лет изменившейся так мало?