Виссарион

Виссарион спаситель

Спаситель Виссарион также подвергался преследованиям и нападкам со стороны разгневанного его поведением общества. Бывший милиционер объявил себя Иисусом Христом, вторично воплотившимся, как и обещано в Писании, и сошедшим на землю для суда, чтобы навести здесь наконец должный порядок.

Безальтернативность, односторонность его многообещающего учения позволила сразу найти немало последователей среди быстро нищающего населения, жаждущего поскорее «навести порядок» в стране. Для осуществления этого великого плана стала подбираться подходящая команда адептов, но спустя небольшое время после того, как Виссарион объявил себя живым Христом, его пригласили в суд. Претензии были не по вопросам веры, а имущественные. Виссарион, как и его окружение, хоть и претендовал на звание духовного существа, святым духом питаться не мог. Организация, которую он строил, нуждалась в финансах. Где их брать?

Жертвуй богу духовное и материальное, ничего не жалей, с радостью расставайся с грузом, который мешает тебе быть свободным, слышали ученики призывы христа, который не был бы живым богом, сшедшим на землю, если бы не дал людям новое учение — «Последний завет». Виссарион поясняет, что в этом учении нет никаких «двусмысленностей», неясностей и неопределенности, которыми так смущают умы верующих книги Священного Писания, допускающие разные толкования одних и тех же текстов. И это учение полностью противоречит истинному Слову Божьему — Завету Новому и Ветхому.

«Последний завет», как и положено, — третий. Может ли Бог, Который, как известно, «троицу любит», ограничиться только двумя заветами? Впрочем, еще сильнее, чем Бог, троицу обожают сами люди, суеверно благоговеющие перед всем, что включает в себя три составных части (ленинская теория, помнится, тоже состояла из трех составных частей). «Последний завет» хорош еще и тем, что зовет людей к конкретным делам и ставит вполне определенные задачи перед ищущими Бога. Одна из самых важных и существенных задач — расстаться с ненужным грузом, мешающим восхождению вверх по духовной лестнице. Надо легко и без раздумий отдать «богатство неправедное», как заповедал Виссарион, чтобы оно никого не смущало на пути к объединению с Богом, общиной, духовной семьей.

А что жертвовать, с чем расставаться? Слабые, запуганные, неудавшиеся, в чем-то потерпевшие катастрофу, поверившие новому христу и так никаким особым богатством не обладали. Отдавали последнее — деньги, вырученные от продажи убогих квартир, нажитого непосильным трудом имущества, отрезая себе тем самым путь назад. Окрыленные светлой мечтой просто и быстро обрести спасение, бросившие ради «спасителя» все, чтобы налегке идти в «рай», который нарисовал Виссарион, пытающийся даже внешне уподобляться известному в народе лику Христа, они очутились, сами того не подозревая, в некоей коммуне на краю земли, откуда уже нет обратной дороги.

Виссарион в тайге

Судебные преследования, что и говорить, сплели в воображении людей мученический терновый венец на голове Виссариона, подтвердив его претензии на звание Христа. Скрываясь от них, учитель вместе с последнезаветинцами обосновался в неприступных местах Красноярского края под Минусинском. Там они строят новую жизнь, руководствуясь наставлениями учителя, который укрылся в келье на возвышении, стал недоступным, редко является народу. Они его хорошо понимают — не пристало живому богу суетиться по пустякам, думать о земном. Каждое его явление — милость и подарок.

Последнезаветинцы пытаются самостоятельно выживать в условиях, в которых они оказались. Условия, прямо скажем, первобытные. Последнезаветинцы вынуждены врубаться топорами в глухую тайгу, отвоевывая у нее пространство для жилья, возделывать землю едва ли не деревянными собственноручно изготовленными плугами и боронами. Тяжелому труду надо радоваться и выполнять его с охотой, ведь, как говорит учитель Виссарион, праздные руки бес корежит. Еще он говорит, что питаться живой плотью — грех, поэтому из рациона последнезаветинцев полностью исключены все виды животных белков, вплоть до молока. Все общинники от мала до велика имеют довольно изможденный вид, но даже испытывая священный голод, пытаются радоваться. Когда некоторые из землепашцев стали падать в голодные обмороки, учитель милостиво разрешил выдавать им раз в неделю строго определенные порции молока. Так и живут эти люди со своими семьями и детьми, строя деревянные храмы живому богу, поклоняясь ему и принося жертвы.

Виссарион при деле

На Руси-матушке любовь к разного рода коммунам — особенная. Не успели мы освободиться от одной из них — коммунистической, где коммунально общинное житие должно было со временем привести ко всеобщему счастью на земле, как тут же сердце наше затосковало по другой, иного пошиба, с более привлекательной, еще не успевшей дискредитировать себя идеологией. Тут же запросило оно подать новую общину, обещающую счастье. Что ж, надо вам общину — пожалуйста. Появился Виссарион, который, кроме этой особенности общинного нашего сознания, хорошо понимал и другую — наш народ, как никакой другой, славится своей тягой ко всякого рода скитам, катакомбным монастырям и подпольным церквам, затерянным в непроходимых местах. Ведь только там, думаем мы, может обитать истинная правда, сбежавшая из падшего мира, погрязшего в смраде и грехе.

Надо сказать, что каким бы теориям не следовали подобные человеческие сообщества, все они не избавлены от необходимости держаться на финансовом фундаменте. Этот вопрос сам по себе чрезвычайно интересен и было бы полезно исследовать его в полной мере. Заметим лишь, что в большинстве своем тоталитарные секты финансово весьма устойчивы, обладают значительными денежными средствами, что позволяет им эффективно проводить свою политику на всех уровнях. Что обеспечивает их финансовому положению такую устойчивость? Есть одно архитектурное сооружение, которое давно привлекло к себе внимание экономических гениев современности. Весьма примечательно, что происхождение свое оно нашло в идолопоклонническом Египте и называется пирамидой.

Основание пирамиды, как известно, имеет громадную площадь, которая гарантирует парение в недосягаемой вышине одной точке — вершине пирамиды. Неплохо живется и ближайшему окружению вершины, обслуживающему ее. Скромнее живет середина, а всю тяжесть и груз конструкции чувствует на себе основание.

Удачными строителями этой дьявольской конструкции на ниве финансов зарекомендовали себя «МММ» и ряд других печально известных мошеннических фирм, хозяева которых за счет обманутых вкладчиков мгновенно превратились в миллиардеров. Лидеры многих сект, подзадоренные таким успехом, не чураются использовать пирамидальные принципы при закладке своей финансовой базы. Какими бы ни были их вероучения, они не становятся тут препятствием. Экономически многие учения держатся на финансовых пирамидах, и Виссарион тоже имеет к этому прямое отношение. Вновь прибывшие в общину последнезаветинцы обязаны внести свою денежную лепту, величина которой зависит от того, насколько в прежней мирской жизни был состоятелен рекрут. Его пайку дружно проедают те, кто прибыл в общину раньше и чье состояние уже давно проедено другими, присоединившимися к общине еще ранее. Так что расширение сект, их заинтересованность в новых рекрутах — это вопрос их выживания, жизни и смерти.

Известно также, что все финансовые пирамиды имеют один финал — рано или поздно они рассыпаются. Падение пирамиды — дело времени и расторопности менеджеров. Виссарион имеет очень искусных менеджеров, не зря же по тропе, проложенной от Минусинска к городу счастья на земле, сооружаемому последнезаветинцами, все чаще и чаще идут кумиры эстрады и рок-звезды, сброшенные по той или иной причине с музыкального олимпа; разочаровавшиеся в благополучной жизни и ищущие духовной опоры сытые иностранцы; уставшие от жестокости и цинизма жизни бизнесмены… Всем им гарантировано у Виссариона облегчение кошельков и душ.

Что еще удивительно: иеговистов совершенно справедливо называют западной сектой, родоначальником и идеологом которой считается американец Чарльз Рассел. Община же, которую основал Виссарион — своя, родная и построенная нашим соотечественником с учетом российского посткоммунистического менталитета. Но посмотрите, корни и деятельность вроде бы разные, а последствия и результаты ее одни и те же! Люди целиком и полностью поглощены учением, стараются отойти от реальной жизни, отстраниться от нее, строить рай на земле по представлениям своих учителей.