Методологические принципы

Сергей Санников

Общая история христианства

Методологические принципы

Главным методологическим основанием для данного учебного пособия является религиозно-идеалистический взгляд на движущие силы и закономерности исторического процесса. Этот подход можно условно назвать «теорией церковноориентированности».

История при этом рассматривается как непрерывный творческий акт Творца неба и земли по достижению Им определенных целей, которых ограниченный человеческий разум не в силах воспринять и вместить, но ближайшая из которых открыта в Священном Писании. К этой цели устремлены все события, описанные в Библии, от начальных пылинок Вселенной, о которых говорится в первых строках книги «Бытие», до последних торжественных аккордов гимна хвалы, звучащего на улицах Небесного Иерусалима. Это — созидание для Сына Божьего, Господа Иисуса Христа Его возлюбленной Невесты — Церкви, состоящей из искупленных чад Божиих всех времен и народов, прошедших горнило испытаний и готовых выполнять новые задачи в грядущей Вселенной. Формирование Церкви происходит чрез сокрытую от человеческого познания борьбу духовных сил, стоящих на стороне Бога, с противодействующими духовными силами зла.

Бог, как всемогущая и вездесущая Личность, стоит как бы вне небесной и земной истории, наполняя собой все и пронизывая все, но не будучи при этом чем-либо в небесном или земном мире. Он управляет всем и допускает все, хотя мотивы, Его поступков и Его цели не могут быть до конца поняты людьми. Его непрерывное творчество является единым процессом, который с человеческой точки зрения распадается на две составляющие: небесную и земную историю.

При этом земная история не есть механическое, зеркальное отражение небесной, она реальна и бытийна, т.е. она реально совершается в данный момент времени. События земной истории реально влияют на события небесной, но не определяют ее. В то же время события небесной истории определяют земную, но не детерминируют ее с абсолютной неизбежностью. История, таким образом, не есть спираль киноленты, на которой все события прошлого и будущего уже отсняты и уже произошли, а в данную минуту как бы только «демонстрируются». Бог доныне творит и будет творить историю. хотя результат ее известен с абсолютной точностью, и сам Бог при этом находится вне пространства и времени.

Побудительные причины и мотивы истории, в соответствии с этой концепцией, могут быть поняты только в той мере, в какой Бог пожелал открыть это в Священном Писании. Все остальное является спекуляцией и покрыто тайной непознаваемости. Таким образом, в этом подходе есть доля агностицизма, но в целом он дает больше информации для исследователя, чем любой другой подход к истории, т.к. исторический процесс при этом не является случайным, бесцельным потоком событий, движущихся по определенным законам, как представляет это материализм или философский идеализм. Исторический процесс, происходящий в материальном мире, имеет четко зафиксированную цель — созидание Церкви, поэтому все события политической, экономической, идеологической и любой другой истории можно понять только найдя им место в общей истории христианства.

Одним из выводов такого подхода является необходимость ЦЕЛОСТНОГО, СИСТЕМНОГО взгляда на историю. Поэтому данное пособие дает аналитический обзор общей истории христианства, имеющий целью показать развитие христианства (во всех его основных формах и проявлениях) как во взаимодействии с окружающим миром, так и во внутренней логике своего развития. Таким образом, это не есть история Церкви, под которой часто понимается только история внутренней жизни Церкви (смена церковных форм, догматов, богословских споров и т.д.), но и не история государств, обществ и выдающихся людей, т.е. светская история, которая, также не обходит события религиозной жизни. В данном пособии сделана попытка увидеть историю христианства, находящегося в мире, подчас сплетающегося с миром, но никогда не слившегося с ним.

С этой точки зрения исследователь должен подняться вне и над историческим процессом и видеть взаимодействие и взаимовлияние общества на Церковь и Церкви на общество. Светская история при этом является вторичной средой, в которой существует христианство, т.е. ее нельзя забыть, но ей нельзя придавать определяющего значения.

Другим выводом церковноориентированного подхода является УНИКАЛЬНОСТЬ И НЕПОВТОРИМОСТЬ исторического процесса. Многие протестантские учебники по истории христианства страдают идеализацией первохристианства и построены на концепции отхода и возврата к первохристианству. С этой точки зрения вся история Церкви есть история постоянного отхода от идеального состояния, в котором была Церковь после дня Пятидесятницы, и возврата к этому состоянию в лице собственной деноминации автора. Такой подход перечеркивает уникальность и творческую неповторимость действий Божиих в истории.

Еще одним выводом из методологической позиции, принятой в данном пособии. является представление о ЕДИНОЙ И ВНЕКОНФЕССИОНАЛЬНОЙ Церкви Христовой. Это взгяд предполагает необходимость увидеть историю всего христианства, а не только историю собственной деноминации. Многие учебники исторических церквей страдают однобокостью. Историю других направлений христианства они либо вообще не рассматривают, либо рассматривают с позиции ересей или расколов. Хотя следует сказать, что отсутствие должной объективности в учебниках по истории христианства во многом объясняется издревле существующим барьером между Востоком и Западом.

Этот объективно существующий барьер в традициях, культуре, подходах, взглядах, религиозных формах и т.д. с неизбежностью препятствовал обмену исследовательской информацией между восточными и западными историками и содействовал созданию ложных исторических концепций. Поэтому большинство западных пособий по истории христианства «забывают» о Византии и православном Востоке, а большинство восточных пособий «не знают» христианства Америки и Западной Европы.

Не менее важным основополагающим принципом является понятие о РЕАЛЬНОМ СОВМЕСТНОМ ТВОРЧЕСТВЕ Бога и человека в историческом процессе. Если признавать реальное участие конкретных людей в событиях, из которых складывается история, то это придает истории морально-этическую и нравственную окраску, а, с другой стороны, не позволяет увлекаться экзегетированием в области истории. Жесткая диспенсация истории и подгонка ее под те или иные тексты Священного Писания мало соответствует реальности. В Библии, безусловно, даны общие принципы и закономерности земной истории, в ней содержатся ключевые описания тех событий, которые уже произошли, которые происходят сейчас и которые произойдут в будущем. Но ошибочно было бы считать Библию учебником истории, последовательно излагающим все события и процессы.

Библия — это божественное откровение о том, что Бог пожелал открыть людям. В этом откровении содержится информация о Боге, о людях и о пути человека к Богу. Остальные сведения Бог сообщил фрагментарно и отрывочно, и только в той мере, в которой эта информация помогает достижению главной цели — созиданию Церкви. Поэтому видеть в картинах откровения целостную историю, связанную с датами и цифрами, по меньшей мере наивно. Опыт лжепророков, предсказывающих день и час второго пришествия Иисуса Христа, не раз подтвердил это.

Термин «история» этимологически связан со словом «знание». Но это не есть точное, абсолютное, объективное знание, а знание, основанное на наблюдении. Знание, смешанное с личным отношением человека к известным ему явлениям, т.е. субъективное знание. В истории часто бывает трудно доказать истинность или ложность какого-либо факта или явления, определить истинные причины или движущие силы того или иного события, и все-таки история является наукой в полном смысле этого слова, и к ней надо подходить честно и объективно.