Молитва матери

Тема сценки:  история блудного сына

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: ЧЕЛОВЕК (главный герой), ДРУГ, СОВЕСТЬ (голос), АВТОР,

ДЕТИ (5-8 человек)

На сцену выходит человек и начинает говорить. Голос совести только слышно, кто-то должен читать эти слова в микрофон.

ЧЕЛОВЕК: Ну что вы все Бог, да Бог? Вот я. Живу без этого и счастлив. У меня

есть все: друзья, квартира, дача и машина. Все, что нужно свободному  человеку. Да! Я свободен! Мне ничего не нужно! Счастлив я!

СОВЕСТЬ:  Счастлив? А вспомни дом, отца и мать, их молитвы.

ЧЕЛОВЕК: Ты кто? Кто ты? (испуганно)

СОВЕСТЬ:  Я совесть твоя.

ЧЕЛОВЕК: Не знал тебя я эти годы, оставь меня скорей (с неприязнью). Оставь!

СОВЕСТЬ:  Да нет! Послушай! Настал наш час поговорить! Хочу напомнить

тот страшный день, когда отец твой умирал, его слова и слезы матери.

ЧЕЛОВЕК: Да замолчи ты! Замолчи! (со злобой) Я не-хо-чу все это

вспоминать!!! (пауза) Мама…

СОВЕСТЬ: А помнишь ночь, когда ты, словно вор, тайком ушел из дома? А

слезы и молитвы матери, и рук ее тепло. Неужто ты забыл все это?

ЧЕЛОВЕК: (с болью) Да замолчи! О. Как мне больно! А где, и как сейчас она?

Мама!

СОВЕСТЬ:  А вон твой друг детства идет. Спроси у него.

ЧЕЛОВЕК: Забилось сердце, задрожал мой голос.

СОВЕСТЬ:  А вырвались бездушные слова

ЧЕЛОВЕК:    Ну, как там мать? Меня хоть вспоминает?

Наверное, давно уж прокляла.

Хотел заехать все. Да время не хватает.

Сам понимаешь, то работа. То дела.

ДРУГ:                         Дела, работа… Помолчал бы лучше

Твои дела не трудно угадать!

Я расскажу, но только сердцем слушай

Про то, как «позабыла» тебя мать.

Когда сбежал ты, мать твоя от горя

Вся поседела – ведь тобой жила!

И каждый день в любую непогоду

Шла на распутье и тебя ждала.

И простирая свои руки к Богу,

Молясь во имя пролитой крови,

Она стояла, влитая в дорогу

Столпом надежды, веры и любви.

Ну, а когда стоять была не в силах,

Когда она в постель совсем слегла, —

Кровать к окну подвинуть попросила,

Смотрела на дорогу и ждала.

АВТОР:                      Его слова стремительным порывом

С души сорвали равнодушье враз

Он задрожал и прошептал пугливо:

ЧЕЛОВЕК:     Скажи, что с ней? Она жива сейчас?

ДРУГ:                         Сейчас не знаю. Уезжал – дышала.

В ее бреду услышал я слова:

«Сыночек. Милый, ты пришел? Я знала!»

А ты работа, говоришь, дела.

Начинается печальная музыка. Она перерастает в тревожную.

АВТОР:          Он побежал, подстегнутый, как плетью,

Одним желаньем, жгущим, как огнем:

Увидеть мать, не опоздать, успеть бы

Упасть пред ней, раскаяться во всем!

Фонограмма поезда, стук колес

Вокзал и поезд… и одно лишь слово

В висках стучало молота сильней.

Хотел не думать. Но напрасно, — снова

Он слышал лишь одно

ЧЕЛОВЕК:                 Скорей, скорей!

АВТОР:          Вот поезд стал. Он вышел. От волненья

Его трясло, и что-то жгло в груди.

Он в ночь шагнул дрожащей, страшной тенью

От пламени, горевшего внутри.

Знакомая дорога и деревья,

И только незнакомый сердца стук (фонограмма сердца)

Вот кладбище, за кладбищем – деревня,

Могилы… И отца он вспомнил вдруг.

ЧЕЛОВЕК:     Отец!

АВТОР:                      И ноги как-то сами повернули.

И в тишине зашелестев листвой (фонограмма шелеста листьев)

Его к отца могиле потянули

Заросшей и заброшенной тропой.

Он шел, до боли напрягая зренье.

Знакомая березка,

ЧЕЛОВЕК:     Значит,  здесь.

АВТОР:                                  Впервые в жизни встал  он на колени,

Обжег щеку холодный, мокрый крест.

ЧЕЛОВЕК:     Отец, прости безумную ошибку!

Ты прав! Ты жив, я слышу шепот губ.

Стоишь ты предо мной, твоя улыбка.

А я – зловонный, сгнивший, мерзкий труп.

Но я заботой и любовью к маме

Сотру все прошлое, клянусь тебе!

И ты, мой папа, будешь в сердце с нами.

А если… Если мать уже в земле?!

АВТОР:          И сердце снова бешено забилось.

Он оглянулся. Тьма. Ни зги кругом,

И вдруг, луна. Окрестность осветилась,

И он увидел рядом свежий холм.

ЧЕЛОВЕК:                 Мама. (музыка, под которую Человек плачет)

АВТОР:          Да, лишь луна и звезды только знают,

Как он со стоном на могилу пал,

И мамин холмик обнимал, рыдая,

И землю по-сыновьи целовал.

ЧЕЛОВЕК:                 Ты слышишь, мамочка? Прости, родная!

Не надо, не молчи, открой уста!

Давай молиться вместе, дорогая,

Встань, мама, слышишь, умоляю, встань!

АВТОР:          Но холм молчал, дыша могильным тленьем.

Кругом – ни звука, словно мир уснул.

ЧЕЛОВЕК:                 Но что же делать мне?

ГОЛОСА ДЕТЕЙ:                 Молись, молись, молись. (шепотом, тихо)

СОВЕСТЬ:                 Молись! (властно и громко)

На сцену выходят около 10 детей со свечами в руках и обступают ЧЕЛОВЕКА

со всех сторон.

ЧЕЛОВЕК:     Что это?

ГОЛОСА ДЕТЕЙ: Молитвы, молитвы, молитвы (тоже тихо, как шелест листвы)

СОВЕСТЬ:     Молитвы матери! (громко)

ЧЕЛОВЕК:     О, сколько много их, и это обо мне.

Человек становится на колени и начинает молиться

ЧЕЛОВЕК:     Господь! Прошу, прости меня, мое неверье.

За прожитые годы Ты прости!

Прости за то, что я забыл дорогу

К родному сердцу и его любви.

Я благодарен тем молитвам, что мать моя несла к Тебе.

И благодарен я, что вечер этот стал переломным и в моей судьбе.

Тебе хочу служить я, Господи, тебе!

Человек встает с колен и уходит.

АВТОР:          Когда я вижу пред собой картину:

Заплаканную, сгорбленную мать,

А рядом – гордого, напыщенного сына,

От всей души мне хочется сказать:

Вы, матери, имеющие сына,

Прострите руки ваши к небесам.

И верьте, что молитвы ваши в силах

Творить и после смерти чудеса!

Вы, сыновья. Забывшие о Боге,

Взгляните на молящуюся мать.

И встаньте рядом, чтоб в своей дороге

Вам эти слезы не пришлось пожать!

КОНЕЦ