Подведем краткий итог

Современное ведовство имеет древние корни. Новое и волнующее при ближайшем рассмотрении оказывается весьма старым, давно опробованным. Да и есть ли что-то новое под Луной? Язычество прорывается из древности в нашу жизнь обрядами предков, оно непостижимым образом сидит в глубинах нашей души, передается через греховную кровь, входит с воздухом, которым мы дышим. Корни любого оккультизма не мертвые, они живые. Каждой весной, лишь только пригреет солнышко благоприятных обстоятельств, они прорастают.

Самое удивительное, что люди давно предупреждены об опасности злого корня. «Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией; чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие», — говорил апостол Павел (Евр. 12:15). Корень назван горьким, способным причинить вред. Из горького корня, это знают все растениеводы, растет горькое растение, которое дает и плоды горькие. И если горький корень не едят, то плоды его многим кажутся вожделенными, их хотят попробовать. Попробовав, получают отравление. Также происходит и осквернение человека, попробовавшего ядовитых плодов оккультизма. Результат — потеря Божьей благодати.

Обратим внимание еще на одно слово — «возникнув». Священное Писание говорит, что горький корень возникает, то есть появляется неожиданно, как бы из ничего. Так возникает и корень сорной травы, плевел. Опять же садоводы и огородники, те, кто хотя бы раз что-то сажал в землю, знают: на любом участке и в любой почве найдется сорный корень. Он очень стоек, может быть безжизненным много лет, порой кажется окаменевшим и истлевшим, но стоит ему попасть в плодородный слой и едва его сбрызнут водой, как он тут же оживает и дает мощные ростки. Земледельцы каждый год выбирают и выбрасывают вредные корни, но они неистребимы и возникают вновь и вновь. Борьба с ними отнимает много времени и сил, но если не вести ее, все поле будет загублено сорняком и плевелами. Писание не зря говорит нам об этих горьких корнях. Они — хороший физический образ духовных корней оккультизма, таких же горьких, чрезвычайно стойких, неистребимых.

Корни ведовства переносят из одного времени в другое оккультные традиции, казалось бы, забытые и умершие. Они — древние папирусы, всплывающие из мрака некогда замурованных кладовок; книги, которые веками лежали мертвым грузом, никем не читались в старинных и церковных библиотеках, монастырях. Они — культовые предметы давно недействующих храмов, к которым вдруг проявляют интерес ученые, или древние захоронения, найденные вездесущими археологами, даже экспонаты музеев, на которые вдруг стали смотреть по-другому, слегка изменив мировоззрение… Все эти материальные носители древних мистических знаний вдруг возникают в поле нашего внимания и дают фантастический взрыв «нового» понимания мира. Подобный взрыв влечет за собой появление новых книг, фильмов, произведений искусства, приобретающих статус откровения, побуждает на более простом, не каббалистическом уровне проникать в тайное, которое сулит знание и могущество. Эти знания адаптируются, приспосабливаются к современным условиям, тиражируются в миллионах копий.

Древние знания, как сорная трава из горького корня, прорастают в наше время. Мы уже знаем, как это происходит. Вместе с тем некоторая модернизация на фронтах оккультизма наблюдается не только в способах передачи древних форм, но и в возникновении новых. Было бы несправедливо оставить без внимания «передовые» методики, появившиеся во второй половине ХХ века и выступающие под маской науки.