Важность религиозного воспитания детей

В наши дни путь к Богу — это средство избавления от многих духовных язв нашего общества, это настоящее лекарство, которое можно приобрести Верой, Надеждой и Любовью к Господу нашему Иисусу Христу.

Воскрешение Бога в душах людей — задача многотрудная, и решение ее во многом будет зависеть от того, как мы воспитываем наших детей, познают ли они своего Спасителя. Не найдется в мире ни одного христианина, который бы отрицал важность и необходимость воспитания детей в любви к Богу, ибо самым великим и никогда не ошибающимся Воспитателем является один Иисус Христос. Поэтому в самых трудных конфликтных ситуациях с детьми родителям следует обращаться к Богу.

Важность религиозного воспитания детей осознавалась не только в наши дни. Многое из того, что волнует и тревожит христиан сегодняшнего дня, освещено философами и мыслителями прошлого.

Развитие pелигиозного образования началось в Европе в первые века после Рождества Христова. В религиозных центрах, где совершалась подготовка служителей и проповедников Слова Божьего, подрастающее поколение изучало Священное Писание, приобщалось к мировой культуре, получало необходимые знания. Детей приводили к Господу рано, часто до того, как они сами могли сознательно подойти к таинству крещения, осознать и пережить свое второе рождение в Духе.

Очевидно, никто из авторов, размышляя о религиозном воспитании, не говорил о каком-то определенном решающем возрасте ребенка, определяющем его дальнейшую духовную жизнь, и о связи между поведением ребенка в данном возрасте и благословением Господнем. Подчеркивая первостепенную важность религиозного воспитания, как правило, все авторы обсуждали, как лучше приводить детей к Богу, разрабатывали и предлагали методы, которые бы давали детям правильные представления о Создателе, направляли бы их на путь восхождения к Иисусу Христу.

Одним из первых, кто выразил идеалы христианского воспитания, был Блаженный Иероним (330—419 гг.) — образованный римлянин, один из так называемых Отцов Церкви. В письме к знатной римлянке Лете, воспитывающей свою дочь, он писал: „Так нужно воспитывать душу, коей предстоит стать храмом Господним: пусть научится слышать и говорить лишь то, что ведет к страху Божьему. Дурных слов чтобы она и не понимала, мирских песен чтобы не знала; пусть нежные еще уста наполняются лишь сладостным псалмопением; пусть подальше она будет от распущенного народа. Нужно сделать ей буквы… Пусть играет ими и, играючи, обучается… Приставь ей пожилую няню, нравственную и целомудренную, чтобы она своим примером научала и приучала ее.. Вместо украшений и шелка пусть возлюбит она Божественные книги и пусть привлекают ее в них не золотое письмо…, а точная и мудрая четкость, ведущая к истинному познанию“ [Блаженный Иероним. Письмо к Лете. Из книги „Средневековье в его памятниках“ под ред. Егорова].

Более детально и глубоко система христианского воспитания была рассмотрена крупнейшим теологом и философом раннего христианства Блаженным Августином, жившим в 354—430 гг. Свой путь к Богу Бл.Августин описал в 30-ти книгах „Исповеди“, написанных в форме молитвы. „Исповеди“ — это не трактат о христианском воспитании, а рассказ о жизни человека с неспокойным сердцем, который лишь к 32 годам стал христианином потому, что понял, что Бог „нас создал для Себя и наше сердце будет неспокойным, пока не успокоится в Тебе“. И хотя Августин не оформил свои суждения о христианском воспитании в виде законченной педагогической системы, его книги дают богатый материал для создания такой системы. Рассмотрим основные педагогические идеи Бл.Августина, воспользовавшись исследованием Н.П.Кибардина [1].

С рождения Августин (до обращения в христианство — Аврелий) воспитывался матерью-христианкой, но получил языческое образование по желанию отца-язычника. Внутренние принципы, внушенные материнским воспитанием и основанные на вере, подвергались скептицизму глубокого и острого ума Аврелия. Пройдя долгий путь мучительных духовных исканий, Аврелий пришел к христианству в зрелом возрасте.

Аврелий постоянно наблюдал за собой, за своими попытками построить прочное мировоззрение, основанное на неопровержимых доказательствах. Анализируя свой путь, он накапливал ценнейший материал, который использовал в своих многочисленных произведениях (помимо книг „Исповеди“, Аврелий написал несколько трактатов, монологи и диалоги на различные теологические темы, другие сочинения). Самоанализ не представляет для Августина конечной цели: то, что было им получено в результате тщательного, порою беспощадного исследования самого себя, — лишь исходная точка его философии, задача которой — найти избавление от глубокого разлада, царящего во внутреннем существе человека; разлада, переносимого из внутренней сферы человека на взаимоотношения с другими людьми, на весь окружающий мир. Избавление от разлада и успокоение Августин получил в Высшем Существе.

Свой духовный опыт Августин передавал ученикам. В своей педагогической деятельности он исходил из того, что каждый человек — творение Божие, в каждом запечатлен образ Бога; каждый ученик уникален, наделен особым даром. Задача учителя — выявить то, что заложено в воспитаннике, помочь ему встать на путь самосовершенствования и развития. По мнению Августина, ребенок учится не столько от конкретного учителя, сколько интуитивным озарением научается от внутреннего Учителя, „от вечной, внутренним образом учащей Истины“ [1, с.18]. И поскольку цель человеческого существования — восстановить нарушенный завет с Господом, вернуть человека его Творцу, то, соответственно, цель воспитания — сформировать ребенка как гражданина Царства Божия.