Серьезная проблема

Тут же возникает серьезная проблема. В некоторых странах, пожалуй, не возникает препятствий ходить «по домам» и проповедовать святую истину Иисуса Христа. Однако, если мы желаем воспользоваться тем методом, которым пользовались апостолы в Деянии, мы должны быть очень осторожными, поскольку во многих местах мы нарушим закон и будем иметь неприятности с местными властями, если будем ходить по домам с проповедью Евангелия.1

Проблемы ограничений христианской деятельности стали мне особенно очевидными, когда я несколько лет тому назад делился новозаветными принципами церковной жизни с пасторами из других стран. В этих странах запрещено проводить религиозные собрания в частных домах. Даже родственники не могут собраться в одном доме в большом числе. Такая правительственная политика направлена на предотвращение тайной деятельности против правительства. Естественно, что и христиане не имеют возможности проводить в своих домах какие бы то ни было религиозные собрания, в которых могли бы участвовать не члены их семей.

Однако самой большой проблемой в любой культуре было бы проповедование «на дворе храма». Но такое явление, относящееся к раннему периоду христианства, было исключительно еврейским. Очень скоро даже христиане из иудеев были выгнаны с двора храма.

Итак, давайте подведем итог.

·         Библия очень часто говорит о функциях, но умалчивает о формах.

·         Если же что-то и говорится о формах, то только частично.

·         В различных обстоятельствах применялись различные формы.

Все это ведет нас к очень важному заключению. На конференциях, посвященных церковному обновлению, меня часто спрашивают, как

можно отличить абсолютное от неабсолютного в Писании. Ответ на этот вопрос вытекает из трех вышеуказанных наблюдений, касающихся форм в Новом Завете. Невозможно возвести в абсолют то, что не описано, или что описано частично, или что описано по-разному в разных обстановках. Именно поэтому формы и структура не абсолютны в Библии. Я не находил в Писании, ничего, что не подходило бы под эти три мерила. Есть только одна абсолютная структура в Библии — это устройство ветхозаветной скинии собрания. Но даже и в этом случае мы бы не смогли восстановить эту скинию, не внося туда чего-нибудь своего.

Но с другой стороны, функции и принципы носят абсолютный характер, если они повторяются в новозаветных книгах и ничего не сказано об их отмене.2 Наша задача заключается в том, чтобы через линзу Священного Писания найти те функции и указания, которые носят абсолютный характер и не ограничены во времени, т.е. сверхкультурные.

Точка зрения истории. Прежде всего, обратите внимание на то, что мы не можем наложить точку зрения Писания на точку зрения истории. Писание — это история, Божественная история, Боговдохновенная история. Именно здесь мы находим указания и функции, которые позволяют нам заложить основу библейской философии служения.

Более того, мы можем извлечь важные уроки из жизни наших праотцов. Павел указывает на это в Послании к Коринфянам, когда он пишет: «Все это происходило с ними «с народом Израиля», как образы; а описано «в Ветхом Завете» в наставление нам, достигшим последних веков» (1 Кор. 10:11). Сегодня верующие имеют не только ветхозаветную историю, но и новозаветную, т.е. Боговдохновенную историю церкви. И она также записана «в наставление нам», чтобы научить нас, как поступать в Его церкви.

Однако история церкви выходит далеко за рамки того, что написано на священных страницах Библии. И вся история церкви полна уроков для христиан XX века. И это та линза, которая дает нам возможность узнать, что происходило с церковью в конце I века и потом в последующие столетия. И этот процесс дает нам возможность узнать то, что христиане делали правильно, и определить, что мы делаем неправильно, и исправить то, что мы сделали не совсем правильно. И. этот процесс так же, как изучение Писания, не может закончиться, пока существует церковь.

Существует, однако, особый вид истории, который также можно изучать и который дает нам необычную возможность проникновения в сущность христианства. Давайте проиллюстрируем это. Неудивительно, что мирские историки открыли, что всегда, где есть люди, осуществляются какие-то функции, а где есть функции, там есть и
Схема 7. Закрепление, кризис и перемены

формы. Но они также открыли еще нечто,  что особенно важно в вопросе, которому посвящена эта книга.

Сопротивление переменам. Мирские истории сделали два важных открытия (см. схему 7). Во-первых, изучая людей и социальную структуру общества, они установили, что на протяжении какого-то периода времени существует тенденция закреплять существующие формы. Люди не хотят перемен. Наука установила, что в истории есть одна постоянная. Этой постоянной является стремление закрепить существующие формы.

Однако социальные исследования также показали и то, что люди, все-таки, производят перемены форм и структуры общественного устройства и, в основном, во времена кризисов. Тогда и только тогда люди готовы к переменам. Обычно такие кризисы возникают тогда, когда формы и структура перестают соответствовать функциям. Они больше не удовлетворяют нужд людей в данном обществе.

Недавно это было продемонстрировано необычным образом, как в нашем обществе, так и в других. Многие годы мы строили национальную экономику на таких важных источниках энергии, как нефть, газ и уголь. Ясно, что эти источники когда-нибудь будут исчерпаны.

Что же произошло? Этот энергетический кризис ускорил поиски решения этой проблемы. И если пришествие Господа замедлится, мы, несомненно, найдем новые источники энергии, которые, возможно, полностью заменят существующие ныне. Мы уже научились

пользоваться солнечной энергией в новых различных целях и этот процесс будет постоянно усовершенствоваться.

Важно отметить и то, что мы не стали бы искать новые источники энергии, если бы не разразился национальный и международный энергетический кризис. То же самое относится и к церкви. Христиане мало чем отличаются от других людей в психологическом отношении  Определенная структура придает чувство безопасности. И когда мы пытаемся изменить социальную структуру, мы нарушаем эмоциональную стабильность людей. А это вызывает у них беспокойство, которое, в свою очередь, вызывает сопротивление к любым переменам.

Позвольте продемонстрировать это на моем личном опыте. Несколько лет назад я оставил преподавательскую работу в богословской семинарии. После того, как я двадцать лет исполнял должность профессора сначала в Чикагском библейском институте им. Муди, а потом в Далласской Богословской семинарии, я решил полностью перейти на пасторскую работу. Я помог основать библейскую церковь братства в Далласе, а затем на основании полученного опыта, начиная с 1972 года, было основано несколько новых церквей. Хотя в первые дни меня охватила огромная радость, через несколько месяцев мною овладело сильное беспокойство. Я никак не мог понять причин этого.

Но однажды я получил ответ на этот вопрос. Неожиданно меня осенила догадка, что после двадцати лет работы в условиях определенной структуры, которая стала мне очень привычной, я сделал большую перемену в своей жизни. Фактически я служил пастором в обновленческой церкви, которая была основана для исполнения определенных функций, но без установленной формы, с тем, чтобы такая форма развилась естественным путем в определенной культурной среде. Я хорошо знал существовавшие формы в традиционных церквях. Я уже испытывал нечто подобное. Однако теперь я переменил привычные мне формы преподавательской работы на непривычные формы работы в поместной церкви. Для меня это были совершенно незнакомые формы. И если бы я подумал об этом заранее, я смог бы предугадать, что такое беспокойство рано или поздно появится. Это вполне естественно. Зная же причину беспокойства, я смог с ним справиться и обрести чувство безопасности в новых условиях, которые я сам же создал.

Я часто наблюдал за психологическим состоянием людей, посещавших нашу церковь в первый раз, причем меня особенно интересовали те посетители, которые привыкли к традиционной структуре. Сначала такие люди чувствовали себя как-то неуютно. И такова эмоциональная реакция вполне понятна.

Недостаточное понимание. Однако нам нужно понять и то, почему люди сопротивляются переменам. Важно также понять и то, что верующие иногда вдвойне противятся переменам. Поскольку мы верим, что есть вещи, которые никогда не должны изменяться, мы часто путаем неабсолютное (то что должно изменяться) с абсолютным (то, что действительно не должно изменяться). Часто сопротивление переменам возникает оттого, что нами овладевает чувство беспокойства и страха, и ведет к рационализму. В конце концов, что может сильнее настроить нас против любых перемен, как не мысль, что мы отстаиваем истину Священного Писания?

Многие христиане сопротивляются переменам потому, что они искренне приходят в замешательство. Они не понимают разницы между абсолютным и неабсолютным. Они считают, «что начать собрание особым славословием» — это нечто равноценное учению о «непорочном зачатий». Или, что «начать собрание в 11 часов утра в воскресенье» так же важно, как то, чему учит Библия о «втором пришествии Христа». Хотя такое сравнение и преувеличено, оно раскрывает сущность этой проблемы.

Очень важно помочь верующим понять разницу между абсолютным и неабсолютным (см. схему 8), между функциями и формами, между принципами и образцами, между истиной и традицией, между организмом и организацией, между проповедью и методом, между сверхкультурой и просто культурой. Вот почему важно внимательно рассмотреть новозаветные церкви, через точки зрения Писания. И, как было показано, точка зрения истории поможет нам обнаружить наши успехи и неудачи, выявляя разницу в прошлом.

АБСОЛЮТНОЕ НЕАБСОЛЮТНОЕ
Функция

Принцип

Организм

Истина

Проповедь

Форма

Образец

Организация

Традиция

Метод

СВЕРХКУЛЬТУРНЫЕ КУЛЬТУРНЫЕ

Схема 8. Абсолютное — неабсолютное

Более того, мы как христианские лидеры обязаны Самим Богом различать кризисы, возникающие в христианстве, и производить необходимые перемены. Я говорю авторитетом Слова Божьего. Везде и во всякое время, когда проповедуется Божественная истина, должен возникать духовно направленный кризис в жизни каждого верующего, если он находится в дисгармонии с этой истиной. И если мы покорны Богу, мы должны переменить наше мнение и поведение и привести их в соответствие со Словом Божьим.

Вот почему столь важно использовать точку зрения Писания, чтобы помочь христианам понять Божественный план по отношению к церкви. Когда верующие начинают сознавать, что является абсолютным и что неабсолютным, что является микрокультурой и что является культурой, а также понимать, что Библия говорит о «свободе формы», чтобы нести Великое Поручение нашего Господа Иисуса Христа по всему миру и во всякое время, тогда большинство из них становится готовым к тем переменам, которые нужно произвести. В то же самое время они будут ощущать чувство безопасности, что они не изменили того, что Бог повелел оставить неизменным. И когда это происходит, они начинают понимать, что на самом деле означают слова апостола Павла: «Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобресть Иудеев; … для чуждых закона — как чуждый закона, … для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9:20-22).

Точка зрения культуры. Снова подчеркнем, что эта точка зрения имеет прямое отношение к точкам зрения Писания и истории. Вы не можете изучать Библию, не учитывая влияния культуры. И вы не можете изучать историю, в частности, мирскую историю, не учитывая влияния культуры.

Иисус осуществлял Свое служение в разной культурной обстановке и Он хорошо понимал особенности этих культур. Это особенно наглядно видно из беседы Христа с самарянкой у колодца Иакова. Она жила в иной культурной обстановке. Ее отношение к религии и к жизни сильно отличалось от тех, кто вырос и жил среди иудеев. Иисус использовал Свое знание культурных особенностей в беседе с этой женщиной. Это оказало особое воздействие на Его метод беседы и на Его подход к вопросу изложения Божественной истины. Это также повлияло на ее отзыв.

Апостол Павел больше других апостолов указывает, как важно понимать влияние культуры. Этого и следовало ожидать, поскольку его служение проходило среди неиудеев. Как мы это увидим позже в главе о Функции и принципах руководства в новозаветной церкви, знание апостолов греческой и римской культуры отражалось на стиле их речи.

Таким образом, рассматривая этот вопрос с точки зрения Священного Писания, мы можем показать, насколько важно понимать

влияние культуры, и как она влияет на образ мышления и на стиль жизни людей. Однако, как и в случае с точкой зрения истории, нам нужно смотреть дальше, чем Писание, чтобы понять, как на самом деле влияет культура.

Светский ученый Алвин Тоффлер помогает лучше понять влияние культуры. Его книга «Будущее потрясение» стимулирует изучение будущего пути истории. Однако его книга «Третья волна» особенно полезной оказалась лично для меня и помогала мне понять, как культура влияет на формы и структуру. Интересно отметить, что я впервые прочел большую часть этой книги, когда летел в Кито, столицу Эквадора, чтобы выступить перед миссионерами на тему новозаветных церковных принципов. Мысли, изложенные Тоффлером, помогли мне в служении христианским лидерам, чье служение проходило в совершенно иных культурных условиях.

Тоффлер отмечает, что на протяжении длительного периода человеческой цивилизации господствовала сельскохозяйственная культура Формы, и структура человеческого общества характеризовалась относительно небольшими социальными единицами. Можно сказать, что именно в таких условиях была написана Библия, хотя, конечно, есть и исключения, в частности, в Римской империи уже тогда были большие города. Но даже и в них структура была относительно мелкой, за исключением амфитеатров и некоторых религиозных храмов.

Тоффлер далее отмечает, что несколько сот лет назад назрели перемены. Мы начали переходить от «сельскохозяйственной волны» к «промышленной волне», что привело к концентрации населения и образованию городов и пригородов. В этих административно- территориальных единицах строились фабрики, университеты, больницы и церкви. Появились более крупные структуры, и в их функционировании принимали участие уже тысячи людей, живущих на ограниченной площади данного географического района.

Это оказало сильное влияние на культуру. Некоторое время, работая в основанной нами церкви в районе города Далласа, я придерживался мнения, что наша церковь должна быть не очень большой, чтобы ободрить прихожан, на более тесные взаимоотношения. С этой целью мы строили новые церкви и основывали новые братские общины. Однако, чем больше мы основывали новых церквей, тем скорее они росли, в основном потому, что быстро росло население города. Церкви, которые мы основывали в других частях города, не решали проблему роста в нашей собственной церкви.

Произошло несколько событий, непосредственно связанных с культурой. Во-первых, мы начали назначать время различных церковных встреч и служб с учетом культурных требований. Во-вторых, примерно через четыре года мы охватили весь доступный нам

географический район нашими братскими новыми церквями, особенно связанными с нашей собственной церковью. В-третьих, мы скоро достигли того предела числа членов нашей собственной церкви, которое позволяло нам помещение. В-четвертых, среди членов начало появляться настроение «антироста», т.е. нежелание, чтобы к церкви присоединялись новые члены. Мы также начали «отталкивать» людей, что привело к обоюдным огорчениям прихожан нашей церкви и новых посетителей.

Тогда я стал понимать, что мы начали нарушать очень важные принципы, в которые мы сами верили, и один из них тот, формы которого должны были определяться функциями. Чтобы разрешить эту проблему, мы должны были изменить нашу форму — вскоре мы начали строительство нового, более крупного помещения. А это повлияло на форму проведения наших богослужений. И здесь сторонники «церковного оста» должны были сделать важный культурный вывод. По мере численного роста церкви появляется необходимость переорганизовывать проведение богослужений. Вызов, вставший перед нами, побудил нас разработать такие формы, которые позволили бы нам успешно осуществлять функционирование церкви так, чтобы участвовали сообща все члены. Для этого мы создали домашние ячейки семейного общения и миницеркви.

Всем этим я хочу сказать, что вы не можете насильственно сохранять церковную структуру маленькой, если ваша церковь находится в такой культурной обстановке, которая позволяет иметь более, крупную церковную структуру. А это означает, что ваша церковь не может оставаться маленькой, если вы участвуете в деле Божьем и приобретаете души для Христа. И если вы приобретаете новые души, вы должны учитывать то, чтобы ваша церковная структура позволяла принимать эти души с учетом их собственного культурного развития, при этом однако не нарушая новозаветных принципов церковной жизни.