Юстиниан

Политическая история Восточной части Империи — Византии проходила менее бурно. После недолгого правления Аркадия, сына Феодосия Великого престол занял его семилетний сын. Однако реальную власть в Константинополе в течение почти 40 последующих лет имела сестра императора Феодосия II — Пульхерия.

В течение последующего столетия Византийскому государству удавалось умело лавировать между своими врагами-соседями и развивать военно-бюрократическую монархию, укрепляя страну.

Самым значительным в ряду императоров Востока по праву считается Юстиниан I. Он пришел к власти в 527 г. и годы его царствования отмечены колоссальной систематизацией римского права, вошедшего в историю как “Кодекс Юстиниана” (529 г.) и «Пандект» (533 г.). В них были заключены правовые основы нового мира, рождающегося из распадающейся Империи. Юридической работе соответствовала глубокая административная и финансовая реформы. При нем Империя снова обрела твердую государственную форму. С этого времени даже появляется новое название «Византийская империя».

Одной из самых грандиозных идей Юстиниана была попытка восстановить старую Римскую империю. В 533 году он начал наступление на вандалов, захвативших Северную Африку и спустя 6 месяцев эти области перешли под управление Византии. В 535г. Юстиниан предпринял наступление на остготов, засевших в Италии, но ему не удалось победить их с такой же легкостью, как и вандалов. Вооруженное противостояние продолжалось 28 лет. Рим 7 раз переходил из рук в руки. Италия пострадала от этой войны гораздо больше, чем за все предыдущие годы нашествий. В конце концов Юстиниану удалось присоединить к Византии Италию и даже небольшие территории Испании, но восстановить Империю он все-таки не сумел.

Через три года после смерти Юстиниана на Западе началось новое наступление германских племен. Лангобарды, также последователи Ария вошли в Италию и основали там несколько своих княжеств. Византийцы смогли только укрепиться в столице своей резиденции — Равенне, в то время как лангобарды дошли до Рима, брошенного византийцами на произвол судьбы.

Эти события поставили в центр политической жизни папу римского Григория Великого, который имел большее политическое влияние, чем наместник (экзарх) константинопольский, находящийся в Италии.

Таким образом, с IV по VI вв. великая Римская империя пережила эпоху своего политического распада и в ее восточной части образовалась Византийская империя, а в западной — целый ряд самостоятельных государств-княжеств, которые, однако, формально признавали примат константинопольского императора.

Христианизация империи

Как известно, широкое распространение христианства в Римской империи началось задолго до Константина, но с IV в. оно происходило особенно бурно. По подсчету историков, если к началу царствования Константина христиан было в среднем 10% населения Империи, то уже к концу IV века их было не менее 90%, т.е. за столетие христианство возросло примерно с 5 до 45 млн. человек. Как оценить столь впечатляющий успех внутренней миссии Церкви того времени? Ясно, что обращение в христианство в IV веке имело другой смысл чем в I веке.

Привлечение в Церковь в апостольское время шло через евангелизацию, т.е. через проповедь Евангелия, подкрепленную действиями Святого Духа. При этом, евангелизация имела ярко выраженный эсхатологический характер: христиане провозглашали лучшую жизнь в Царстве Небесном и жили этим блаженным чаянием несмотря на земные скорби.

С IV в. ситуация изменилась. Рост церкви начал идти главным образом за счет христианизации, т.е. не через обращение посредством покаяния, исповедания греха и возрождения, а через мировоззренческое принятие христианских норм, правил, взглядов и т.д. То есть это был путь принятия христианства через разум, рассудок, здравый смысл, но не через сердце. Допустим ли такой путь?

Общеизвестно, что Писание учит иному — личностному, глубоко экзистенциальному методу евангелизации, опыт церкви также доказывает неправомочность иного пути. Но в те времена Церковь не имела подобного опыта, так что вряд ли правомочно слишком критически оценивать действия Церкви, впервые получившей долгожданную свободу.

Несомненно, глава Церкви — Христос от начала знал о порочности христианизации, но Он допустил, чтобы через горький путь ошибок Церковь глубже познала сущность своего назначения. Как некогда Адаму был допущен ложный путь познания добра и зла через вкушение запретного плода, так и Церкви было позволено слиться с Империей, чтобы в конце концов разорвать с ней и найти правильные пути влияния на мир.

Христианизация привела в Церковь много временщиков, для которых было все равно какой обряд исполнять, лишь бы им не мешали удобно жить; она открыла дверь придворным льстецам, главным убеждением которых было угодить Императору. Но все же христианизация принесла немало добрых плодов: произошло развитие нравственности, появились государственные формы милосердия, человеческая жизнь как таковая стала приобретать ценность, были заложены основы цивилизации и культуры и др. Но самое главное — для многих людей формальное вхождение в Церковь со временем становилось путем духовного просвещения. Проповеди, чтение Писания и действие Святого Духа безусловно возрождали многих из тех, кто думал о себе, что они давно христиане. Церковное пение и обряд для многих становились не только кратковременным очищением души, но и истинным просвещением духа.

Невидимая Церковь Христова никогда не переставала существовать и она проявляла себя не только в попытках возвращения к первохристианству и в желании сбросить гнетущую обрядность через жизнь бунтарей-одиночек или деятельность небольших диссидентских групп, большинство из которых были объявлены еретиками. В ещё большей силе Церковь Христова жила в тех неведомых истории простых людях, которые, не углубляясь в богословские тонкости, а принимая Христа в свое сердце, жили по Его заповеди любви, неся Свет в окружающий мир.