Совместная трапеза

При внимательном чтении Нового Завета просто невозможно не обратить внимания, что «общие трапезы» занимали важное значение в церковной жизни в I веке. Естественно, что ученики Иисуса и особенно двенадцать апостолов постоянно ели вместе во время земного служения Иисуса Христа.

Однако их совместная трапеза перед тем, как Христа схватили воины, имела особое значение. Во время этой трапезы Христос сказал Своим ученикам: «И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое» (Матф. 26:26).

Затем: «И взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все; ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Матф. 26:27-28).

Несомненно, новообращенные в Иерусалиме в первые дни существования церкви сопереживали тогда то, что переживали апостолы во время вечери с Христом. Лука пишет: «И они постоянно пребывали… в общении и преломлении хлеба и в молитвах… И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа…» (Деян. 2:42,46,47).

Это преломление хлеба было не просто обычным принятием пищи для новообращенных. Несомненно, верующие часто преломляли хлеб и пили из чаши, возвещая смерть Христову. Некоторые считают, что такое воспоминание крестной смерти Христа впервые христиане делали ежедневно.

Религиозное совместное принятие пищи не было чем-то необычным в те времена даже среди язычников и других религий. Иудеи же с древних времен придерживались Пасхе. Понятно, что для иерусалимских верующих не было ничего необычного в таких совместных трапезах религиозного характера. Но что было новым, так это то, что такая трапеза имела особое духовное значение, указывающее на жертвенную смерть Иисуса Христа.

Обращаясь к коринфским верующим, апостол Павел желал исправить допущенную ими ошибку в этом вопросе (1 Кор. 11:28-34). Одни приходили раньше и съедали все; другим не доставалось ничего и они оставались голодными; третьи же объедались и упивались. В общем, они эгоистично подходили к этому, и совместная трапеза в таком случае не служила своему предназначению.

Павел напоминает им о том, как во время тайной вечери, находясь со Своими учениками, Иисус преломил хлеб как символ Своего ломимого тела и после этого подал им чашу в качестве символа заключения с ними «Нового Завета» в Его крови. Коринфяне принимали участие в вечере Господней «недостойно» (1 Кор. 11:27). Они игнорировали первоначальное значение и цель отправления этого святого обряда.

Наиболее важными аспектами этого религиозного принятия пищи было преломление хлеба и питье из чаши. Эти два элемента христиане пронесли сквозь века до сих пор, принимая участие в святом преломлении хлеба.

Нет никакого библейского основания считать, что это понятие совместной трапезы является устарелым и неподходящим для церкви XX века. Зейн Ходжес, профессор новозаветной литературы и ее толкования в Далласской теологической семинарии считает, что религиозное хлебопреломление должно быть существенной частью современного христианского богослужения отправления религиозного обряда. Он подтверждает свое мнение примером, данным Самим Иисусом Христом Своим ученикам, и тем что апостол Павел говорит по этому поводу в 1 Кор. 11:20-24. Он не считает, что нужно отвергнуть «религиозное значение хлеба и вина» только на основании того, что коринфяне делали это неправильно, и что нельзя заменить этот религиозный обряд просто дружески совместным принятием пищи.

Решающим аспектом, по его мнению, является преломление хлеба и участие в чаше. Он, однако, считает, что эти элементы являются только частью Вечери Господней и что они предоставляют подходящую возможность для христианского общения, взаимного назидания и непринужденного обсуждения Слова Божьего. Он считает также, что Вечеря Господня помогает создать в церкви ощущение семейной обстановки, что в свою очередь создает атмосферу благоговения и взаимного уважения, а это, в конечном итоге, содействует процессу взаимного духовного роста всех членов церкви.

Невозможно отрицать того факта, что идея «совместной трапезы» вполне соответствует новозаветному учению. Но должно ли ее осуществлять точно таким же способом, как это делала первохристианская церковь? На мой взгляд, это спорный вопрос. Однако никто, объективно относящийся к Библии, не может отрицать, что необходимо поминать Господни страдания хлебопреломлением. Апостол Павел говорит: «Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет» (1 Кор. 11:26). Очевидно, Павел учит, что верующие должны совершать хлебопреломление вплоть до второго пришествия Иисуса Христа.

Многое факторы в культуре XX века естественно отличаются от тех, что были в I веке и, в частности, в Иерусалиме, где церковная общественная жизнь позволяла совершать Вечерю Господню естественно и часто. Однако если бы даже религиозное принятие пищи и не было свойственно современной церкви, разве не является то, что сказано в Библии по этому поводу, принципом, который должен осуществляться христианами и считаться жизненно важным. Леон Моррис в своем комментарии к 1 Посланию к Коринфянам напоминает нам: «Через всё это место Писания красной нитью проходит мысль о хлебопреломлении, как о правильном действии, и в нем должны участвовать все верующие».

Раньше мы говорили о христианских отношениях. Что другое может лучше способствовать созданию духа родства среди группы верующих, чем то, когда они дружно сидят за одним столом и совместно принимают пищу? Причем независимо оттого, идет ли речь о хлебопреломлении или об обычной совместной трапезе, всегда должен царить дух взаимного общения «друг с другом» и «с Богом». Апостол Павел говорит: «Итак, едите ли, пьете ли, или (иное) что делаете, все делайте в славу Божию» (1 Кор. 10:31).

Все сплоченные семьи свидетельствуют, что интимное братство родственников у стола не идет ни в какое сравнение с любыми другими собраниями. И разве не правда, что все христиане — братья и сестры во Христе? И разве не правда, что верующие — члены семьи Божьей? Разве не правда, что мы — одно тело? Отправляет ли современная церковь, жизненно важный обряд «совместной трапезы» для укрепления тела Христова?