Схема структуры власти 3

СХЕМА СТРУКТУРЫ ВЛАСТИ Израильском народе во времена Моисея

Человек — плоть и кровь — подобно животным, создан из земного праха, но его отличает от животного мира душа, которой наделил его Создатель. Человек может и душу свою низвести до скотского состояния, но может с ее же помощью и возвысить свою животную основу, по-настоящему облагородить, освятить свою земную природу. Человек начинается тогда, когда он говорит: «Стоп!» своим животным инстинктам, не пытаясь игнорировать их существование, но ограничивая их власть.


Под прелюбодеянием, согласно Закону, понимается связь мужчины с чужою женою, замужнею женщиною, а также невесты с посторонним мужчиною. Причем Закон проводит различие между прелюбодеянием совершенным по обоюдному согласию, изнасилованием, (то есть половым сношением с применением физического насилия, угрозы или с использованием беспомощного состояния потерпевшей, то есть вопреки воле женщины), и половым актом, совершенным через обольщение девушки (Исх.22.16-17). Последнее является кражею высшего достояния девушки — девственности, вместе с тем оно влечет ее обесценивание на случай выхода замуж или продажи в рабство. Поэтому обольститель и должен был платить вено в 50 сиклей серебра, а в случае согласия отца девушки на брак — жениться на ней без права развода (Вт.22.28-29). Прелюбодеи оба были повинны смерти (Лев.20.10). В случае же изнасилования смертная казнь присуждалась только мужчине, так как женщина в этом случае была невиновна. Исключение из этого правила составлял лишь тот случай, когда преступление произошло в городе, но девушка не звала на помощь (Вт.22.23-27). Изнасилование признавалось равным убийству, то есть девичья честь почиталась такой же священною, как и сама человеческая жизнь. Послабление делалось для виновных в прелюбодеянии в том случае, если женщина была рабою, «…потому что она несвободная» (Лев. 19.20 22).

Ответственность за соблюдение моральной чистоты девушками возлагалось Законом на их родителей (Лев. 19.29). Если дочь священника опускалась до блудодеяния, она должна была быть сожжена, как бесчестящая отца своего (Лев.21.9). Девушка была повинна смерти и в случае, если при ее выходе замуж у нее отсутствовало девство, что свидетельствовало о том, что она блудодействовала в доме отца своего. Причем побитие ее камнями совершалось жителями города у дверей ее отца, что, естественно, вело и к его позору в городе (Вт.22.20-21).

По законам Хаммурапи, в случае прелюбодеяния виновные также подвергались казни, но муж мог сохранить жизнь жене, что вело и к сохранению жизни виновного мужчины (п. 129). Аналогично решали данный вопрос и индийские законы Ману (Гл.8, п. 359): за изнасилование они предусматривали телесное наказание виновного, блуд же не влек за собой телесного наказания (там же, .364) [15].

Для сохранения чистоты Израильского народа и недопущения его морального и духовного ‘разложения под воздействием иноплеменников евреям запрещалось Законом брать в жены представительниц окружавших их народов, «…дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих [Израиль] в блужение вслед богов своих» (Исх.34.16). Еще более жесткие требования предъявлялись к священникам. Они не должны были жениться на блудницах и опороченных, на ранее отверженных мужем или вдовах, но должны были брать в жены девиц из народа своего (Лев.21.7, 13-15). Но Закон допускает возможность взятия в жены иноплеменницы из числа пленных и даже полигамию (Вт. 21.10-17). В этом случае Закон гарантирует право первенца на причитающуюся ему часть наследства. В случае смерти мужа жена, будучи бездетной, должна была перейти в жены к его брату. В случае же отказа брата умершего принять ее он всенародно покрывался позором (Вт.25.5-10).

Материальная ответственность наступала за клевету на свою жену в отношении ее целомудренности (Вт.22.13-19). Виновный в клевете по решению суда должен был выплатить отцу женщины сто сиклей серебра я не мог развестись со своею женою.

Закон предусматривал возможность развода, причем после повторного развода жена не могла возвратиться к своему первому мужу (Вт.24.2-4).

В отличие от других законодательных актов древности, Закон Моисеев содержит целый перечень различных запрещений относительно половой жизни. Запрещалось кровосмешение в различных вариантах (в то время, как брак между братом и сестрой был распространенным в Египте), половая жизнь с сестрою и матерью жены, половая связь с женой во время ее очищения (Лев. 12.1-6; 15.19-28), гомосексуализм. Все виновные в этом должны были быть преданы смерти (Исх.22.19. Лев. 18.11-21). Виновные в кровосмешении и скотоложстве подлежали проклятию (Вт. 27.20-23).

«Не убивай»

Еврейские мудрецы говорят, что 6-я заповедь — это первая заповедь, высеченная на второй скрижали. Заповеди были расположены на скрижалях симметрично, так что 1-я соответствует 6-й, 2-я — 7-й и так далее. Заповедь «не убивай» связывается, таким образом, с заповедью «Я Господь, Бог твой…» И это очень естественно: человек создан по образу Божию, Всевышний вдохнул в него Божественную душу. Поднявший руку на человека отрицает тем самым не только жизнь этого человека, но и Бога, Его власть над природой и людьми. Душу, которую ты не в силах будешь восстановить, ты не имеешь права и уничтожать. Неудивительно поэтому, что Закон отводит много места насильственным преступлениям.

Человеческая жизнь, согласно Закону, является священной и неприкосновенной. Именно внушение уважения к человеческой жизни являлось первоначальной целью 6-й заповеди.

Человек, убивший другого, был повинен смерти (Исх.21.12). Закон делит убийства на неосторожные и умышленные (там же, ст. 13-14). Виновный в умышленном убийстве не мог искать зашиты от правосудия даже у жертвенника, в скинии, храме. Однако следует отметить, что Закон гласил: «Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего…» (Лев. 19.18). То есть нормы, закрепляющие право кровной мести за убийство, были не императивными (абсолютно определенными — делай так, а не иначе), а диапозитивными (относительно определенными, предоставляющими несколько вариантов поведения). Виновный же в неосторожном убийстве имел право на укрытие в определенных Господом шести городах-убежищах. Эти города служили «…убежищем от мстителя, чтобы не был умерщвлен убивший, прежде нежели он предстанет пред обществом на суд» (Чис.35.12-13). Причем Закон прямо оговаривал, что это касается лишь убивших человека неумышленно (там же, ст. 11, 15), так как в этом случае «…общество должно рассудить между убийцею и мстителем за кровь… и должно общество спасти убийцу от руки мстителя за кровь, и должно возвратить его общество в город убежища его, куда он убежал, чтоб жил там до смерти великого священника… а по смерти великого священника должен был возвратиться убийца в землю владения своего» (Чис.35.24-28). В случае же умышленного убийства «…мститель за кровь может умертвить убийцу, лишь только встретит его» (ст.21). Поэтому Закон и проводит четкую классификации умышленных и неумышленных убийств (там же, ст. 16-23).

Закон разделяет убийство и нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших за собою смерть потерпевшего, по разрыву во времени между причинением тяжких телесных повреждений и наступлением смерти (Исх.21.20-21) (Такое основание разграничения двух этих смежных составов преступления сохранилось в практике и по сей день, хотя основным критерием сейчас является направление умысла виновного. Для квалификации такого преступления, как нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, необходимо установить наличие умысла виновного на причинение тяжкого телесного повреждения и неосторожной вины в отношении смерти потерпевшего. При убийстве же умысел виновного направлен на лишение жизни потерпевшего. Продолжительный промежуток времени, прошедший с момента умышленного причинения ранения до наступления смерти, не исключает возможности умысла виновного на лишение жизни потерпевшего).

За убийство раба, как своей собственности, человек не подвергался смерти, а только наказанию, назначенному судом (Чис.35.20). В случае нанесения телесных повреждений виновный обязан был заплатить за остановку в работе потерпевшего и за его лечение (там же, ст. 19). Штраф налагался на виновного в случае выкидыша у беременной женщины, происшедшего из-за удара (ст. 22). Кроме того, подобно всем правовым системам древности (а также подобно и современному законодательству многих стран в части применения смертной казни за убийство), в отношениях между равными применялся принцип талиона (от латинского «talis» — такой) — воздаяние за зло равным злом, наказание, равное преступлению: «…душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение. рану за рану, ушиб за ушиб». «…Как он [виновный] сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать» (Исх. 21.23-25;

Лев.24.20). Потерпевший раб должен быть отпущен на свободу (Исх.21.26-27). Законом запрещалось брать выкуп за жизнь убийцы, повинного смерти и за убежавшего в город убежища, «…чтоб ему позволить жить в земле своей прежде смерти великого священника’ (Чис.35.31-32). Убийца, умышленно убивший ближнего своего, находился под проклятием (Вт.27.24).