Власть денег

Вернемся к определенного рода «хочу» — страстному желанию денег. Количественная сторона здесь может иметь разное выражение. Как ответ Шуры Балаганова на вопрос Остапа Бендера, сколько денег ему надо для полного счастья, разочаровал великого комбинатора, так и какие-то суммы, способные удовлетворить представление о счастье одного человека, окажутся жалкими для другого.

Кто-то мечтает о сотне-другой рублей (долларов, марок), кому-то мало миллиардов. Но это не имеет никакого значения. Какое бы число не фигурировало, главное тут всепоглощающее желание во что бы то ни стало обладать этой суммой. То самое «хочу», которое начинает владеть всем человеческим естеством, его помыслами и поступками.

Деньги сродни магии, они сами — магия, так как сулят их обладателю власть и всесилие. За деньги можно купить все, даже любовь. Этот постулат руководит работой блестящих умов не только века сего, но и других homo sapiens с момента возникновения денежного обмена. Но нет большего фетиша, чем деньги. Ведь если без предубеждений посмотреть на любую денежную купюру, то увидим просто бумажку с нарисованными на ней картинками и знаками. Огромной силой, способной управлять многими жизненными процессами, бумажку наделяет наша вера, что в обмен на нее мы можем купить что-то другое. Если бы люди не верили, что бумажку можно обменять на хлеб или одежду, она тут же потеряла бы свою притягательность и власть. Именно людская вера, коей свойственно творить фетиши, превращает бумажку в дензнак, и под этим знаком люди совершают страшные безумства и чудовищные злодеяния. Империя денег — это поистине империя сатаны, где он чувствует себя полновластным хозяином.

Один из путей, как стать богатым, — колдовство. Оно действительно представляет собой, в первую очередь, развитый и весьма доходный бизнес. И в самом деле, для чего еще существует невидимый мир духов, как не для того, чтобы служить греховному желанию обогащаться, обогащаться и еще раз обогащаться. Чтобы создавать тех, кто управляет духами, сильными и богатыми. Перед такими соблазнами душе устоять чрезвычайно трудно.

Лукавый сулит большие деньги, несметное богатство, если записаться в ряды его служителей. И он действительно может щедро вознаградить за усердную работу, ведь не зря называется князем мира сего. Мы уже говорили: после грехопадения человека власть, богатства мира оказались в руках сатаны, он может, действуя обманом, распоряжаться несметными сокровищами и по своему желанию наделять ими своих слуг, хотя делает это крайне неохотно. На самом деле он, конечно, не истинный владелец всего, потому что все принадлежит Богу и в Его руках, но вследствие греха, прибегая ко лжи, распоряжаться сокровищами все же может.

Тех, кто видит в колдовстве источник дохода, сатана поощряет, подогревая их желание заграбастать побольше денег и получить вместе с ними славу и власть. Желание денег и желание славы — древний союз, о нем говорит Библия. Вспомним еще раз новозаветного Симона — персонажа Книги Деяния апостолов. Не зря этот герой так хорошо выписан, мы имеем очень четкое представление о нем: кем он был и чего хотел, благодаря этому знаем, что он был фантастически богат. Он волхвовал, называл себя великим и за все это требовал плату. Люди несли ему свои состояния, а Симон безмерно обогащался (Деян. 8:9–11). В Библии встречается также много других примеров богатых гадалок, жрецов, заклинателей. Скажем, дальше на страницах Книги Деяния мы находим еще один такой пример — служанки, одержимой духом прорицательным, «которая через прорицание доставляла большой доход господам своим» (Деян. 16:16–25). Из этого можно понять, что гадальные салоны процветали до нашего времени также, как процветают они и теперь.

Эпизод, ярко описанный в Книге Деяния, важен для нас тем, что прорицательница, точнее, нечистый дух в ней, свидетельствовали о божественной силе апостола, возвещавшего спасение народу через веру в Иисуса Христа. Силу эту апостол Павел показывает изгнанием прорицательного духа из гадалки. Чудо знаменовало также полную победу Господа Иисуса, совершенную над нечистыми духами, и указывало на возможность такого освобождения для всех, кто поверит в спасительную жертву Христа. Но что говорится дальше: месть и желание властителей и богатых мира сего расправиться с несущими истину не замедлят себя ждать. «Тогда господа ее, видя, что исчезла надежда дохода их, схватили Павла и Силу, и повлекли на площадь к начальникам». Потеряв возможность прорицать, предсказывать будущее, служанка уже не могла больше приносить доход своим господам, стала бесполезной для них, что вызвало приступ их гнева. Тот гадальный салон, видимо, пришлось закрыть. А в отместку Павла и Силу сильно избили и, заковав в колодки, посадили в тюрьму.

С тех пор мало что изменилось. Процветают такие господа и теперь. Ни один колдун не будет работать бесплатно. Колдовство, в какой бы форме оно не существовало, прежде всего бизнес, вокруг которого крутятся воистину несметные сокровища. И он привлекает все больше и больше алчущих обогащения. Почва для него столь питательна (неуклонно растущее число больных и неизлечимых заболеваний, кризис официальной медицины, расписывающейся в своем бессилии победить недуг, увеличивающиеся с каждым днем напряжение и давление жизни, готовность народа верить в чудеса как единственный способ изменить их жизнь), что только ленивый не займется таким прибыльным делом. Один начинающий предприниматель, думающий о том, как выгоднее вложить деньги, признавался:

— Рентабельность народного целительства — 500 процентов. Вкладываешь одну тысячу долларов, получаешь пять. Главное, откопать в глубинке бабку подичее. Остальное — дело техники: охрана, зал, «раскрутка», реклама…

Открывая любую бесплатную газету, можно убедиться в плотности рынка этого вида услуг. Десятки объявлений зовут желающих получить мгновенное исцеление, решение жизненных проблем у магов, эзотерических психологов, шаманов, знахарей, биоэнергетиков, парапсихологов… Титулы один пышнее другого, что не удивительно в наше гордое время самозваных академиков, президентов и магистров. Расценки устоявшиеся: первичное обращение — примерно пятая часть среднестатистической зарплаты россиянина, дальнейшее лечение — наполовину больше первой суммы. За один сеанс. А сколько их будет? Нередко ответ на этот вопрос зависит от увесистости кошелька клиента, которая проверяется путем наводящих вопросов при первом знакомстве. Но все же цены вполне приемлемые. Во-первых, клиент должен быть массовым, а массы в злые дни сильно нищают. Во-вторых, нельзя превышать тарифы платных медицинских заведений, не то побегут туда.

Доверчивые и наивные нередко попадаются на удочку бескорыстной помощи. Денег с них за колдовскую услугу вообще не требуют. В салонах некоторых магов нет установленной таксы. Деньги? Это презренный металл, скажут они, я его никогда не касаюсь. Это может быть и правдой, деньги не проходят через их руки в силу суеверия. Но они едва ли не рекой струятся через руки ловких помощников и менеджеров магов, без которых не обходится сегодня ни один колдовской бизнес.

Может возникать ситуация, когда от оплаты в денежном выражении колдун вообще отказывается. Даже его подручные плату за услугу не берут. Но такая плата все равно будет взята. В качестве машины, квартиры, дачи, банковского счета клиента, которые непостижимыми путями перейдут в другие руки, к другим людям. Часто это обыкновенное мошенничество, гипнотическое воздействие, но так или иначе без оплаты своего труда колдун никогда не останется.

Среди колдунов немало откровенно жадных, не останавливающихся перед возможностью сорвать куш не только с денежного мешка, но и с вдовы, инвалида, матери-одиночки. Корыстолюбие засасывает. Желание обогащаться подобно наркомании — втянувшиеся в него никак не могут остановиться. Делать деньги из денег становится принципом и образом жизни, неистребимой привычкой. Говорят, что это особый талант. Писание предупреждает об этом: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны…» (2 Тим. 3:1–5), далее приводится длинный список грехов, в которых Бог обличает людей последних дней, говоря, что с такими не стоит поддерживать отношения, от них надо удаляться.