Колдун получает шанс

Колдун — это звучит гордо?

Есть немало организаций, лишь скромно намекающих на то, что их область деятельности связана с чем-то непознанным, экстраординарным, но решительно отмежевывающихся от откровенной магии, колдовства или демонизма. Колдовство? Какой еще колдун, разве вы не понимаете, что это наука! В доказательство, словно дождь, польются «теории», на первый взгляд, самые что ни на есть научные.
В ход будут пущены витиеватые фразы типа: «передать энергоносимую частицу», «произвести коррекцию негативной инерции», «ликвидировать энергетический пробой», «вербальное влияние на дефект биополей» и т. д. в самых различных вариациях. Сознание людей, слушающих или читающих подобные речения, начинает гипнотически туманиться. Выражения типа: «кармическая предрасположенность», «эзотерическая практика», «снятие негативных программ» оказывают кодирующее действие на человека, слух которого настроен определенным образом на их восприятие, в результате чего он довольно быстро теряет волю, впадает в полную прострацию.

Подобная лексика звучит столь научно! И страха не вызывает, как при слове «ведьма». Представьте, вас спрашивают: «Вы у кого лечитесь?» И придется отвечать: «У ведьмы». Даже язык не поворачивается. Зато «у психокорректора» звучит почтительно и заставляет окружающих смотреть на вас с большим уважением.

Колдовство и магия

Порадуемся, что ведьмачество или черное колдовство в качестве способа исцеления или пособника добра находит не так уж и много откровенных поклонников, что его стесняются и прибегают (хотя все же прибегают) к нему украдкой, чаще со стыдом, чем с оправданием себя. Стыд — это надежда на то, что совесть обличит человека в неправде. В случае с психокорректором, экстрасенсом, биоэнергетиком или целителем-космоэнергетом (чего только не придумают!), претендующим на научность своей деятельности, ситуация куда более сложная и опасная. Ведь они говорят: это наука. А на деле — то же самое колдовство и магия, только искусно замаскированные. Маска тут — наука. Вот в чем суть.

Принципиальной разницы между теми, кто не скрывает своих оккультных корней, и теми, кто маскирует их за последними научными достижениями, разумной научно обоснованной работой с душой человека, нет никакой. Самый черный колдун и доктор медицинских наук, переквалифицировавшийся в народного целителя, одним духом мазаны — нечистым. И тот и другой обращается к одним и тем же силам — темным. И тот и другой пытается манипулировать человеческой душой под руководством дьявола. И тот и другой отказался от Бога и делает грех, пагубно действует на живую человеческую душу, созданную совершенно для других целей.

Любопытные научно-познавательные статьи сегодня можно отыскать в периодике. Широкому кругу читателей предлагаются, к примеру, статьи члена-корреспондента медицинской академии наук, доктора этих же наук, который пишет про… лечебные заговоры. Он, в частности, раскрывает тайну слова «врачевание», происходящего, по его мнению, от «ври» — говори, заговаривай. Удивительное открытие! А думали, слово «ври» означает «вранье», «ложь», «обман». Очарованный этим «ври», он доказывает в своей статье, что истинное, от древности идущее предназначение врачей — заговаривать болезни.

Необразованный колдун

Автор справедливо сетует, что немало людей готовы обратиться к разного рода целителям, экстрасенсам, магам и даже колдунам. Что на этой ниве подвизается особенно много «чистых» коммерсантов, в устах которых шекспировское: «мне кошельками служат карманы дураков» — все равно что девиз. Не дураки ли в самом деле люди, которые поддаются внушениям каких-то необразованных колдунов и отдают им свои деньги. Но тут же следует утверждение: человек действительно нуждается во внешней суггестии (внушении).

Только внушение это должно, по размышлению автора, не должен делать колдун, а идти от просвещенных медиков. Читай: от него самого. Вот где собака зарыта! А для осуществления суггестии доктор с научной степенью не прочь прибегнуть к… лечебным заговорам, то есть воспользоваться теми же методами, что и необразованный колдун. Где же логика? Она проста. Логика в том, что нельзя ходить к необразованным, а к образованным, но делающим то же самое колдовство, можно. Ведь (главный вывод, к которому приходит автор) оно работает! Печаль лишь в том, что работает, обеспечивая материальную выгоду колдунов, а не дипломированных медицинских специалистов.

В доказательство того, что он, доктор наук, не хуже осведомлен в области магии, чем темный колдун, автор приводит «эффективный» заговор от зубной боли: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного раба своего (…), от зубной болезни; исцелитель св. Антипий стоит при суходоле; у него под тем деревом стоят два святителя Христовы, св. Иоанн Богослов и св. Антипий, завораживает св. Тихона Преподобного: «Болят ли у мертвого зубы или нет?» Говорит Тихон Преподобный: «Святителю Христове, Иоанне Богослове, когда у мертвого зубы болят! Также и у раба Божия (…) зубы не болели, и не щемили, и не ломили, и не пухли; а мое слово, аки замок в огненной реке, ключ на Окияне море. Аминь» (повторить 21 раз).

Такие тексты в изобилии печатаются в дешевой литературе и отрывных календарях, рассчитанных на массового невзыскательного потребителя. Но даже те, кто покупают их, весьма скептически относятся к советам на серых листочках, складывая, приберегая для чего-то, но почти никогда не применяя. А что же академик и доктор наук? Серьезен ли он, когда предлагает обращаться с поэтическим воззванием к Господу Иисусу Христу, исцелителю святому Антипию, а также святым Иоанну Богослову и Тихону Преподобному во время сильной зубной боли? Причем не один, а обязательно двадцать один раз? Действительно ли он находит этот способ эффективнее стоматологического кресла?

Лет десять назад решись признанный государством академик на подобные рекомендации, не избежать бы ему психиатрической клиники. А теперь вот без всякой опаски печатает такие размышления в газете, пытаясь с научных позиций «познать» народный опыт. Разве только для того, чтобы продвинуть этот опыт? А может, истинное желание — переориентировать русло денежной реки, текущей из карманов дураков? Почему, собственно говоря, этот золотой поток устремлен в кошельки и на банковские счета какие имеет какой то колдун, а его собственный кошелек из-за этого тощает день ото дня?

Взаимоотношения магии и науки

Мы затем так подробно остановились на этом примере, что он показателен и красноречив в том, что касается отношений науки и магии. Есть много других примеров, иллюстрирующих их, однако этот открывает самую суть этих непростых отношений. Они завязались с того момента, когда наука заявила о себе как самостоятельная дисциплина и стала претендовать на то место, где до нее безраздельно властвовала магия.

Взаимоотношения магии и науки в постсоветской стране весьма любопытны. Сегодня трудно будет отыскать ученого, который с твердостью, характерной для него десять лет назад, стал бы отрицать аномальные, загадочные, паранормальные (как они их называют) явления, который не размышлял бы над многими вопросами, ранее признаваемыми абсурдными и не заслуживающими серьезного внимания, просто предрассудками. Вся эта ученая когорта, поставленная и воспитанная на фундаменте материализма и научного атеизма, зашла в тупик и вынуждена бороться с явными противоречиями, возникшими в их сознании из-за того, что реальная магия серьезно поколебала их твердую уверенность в отсутствии сверхъестественного и его влиянии (порой решающем) на естественное. И насколько раньше все было четко и определенно, настолько сегодня размыто и зыбко.

Существовало разумное разграничение сфер изысканий: естественные науки, точные, общественные, гуманитарные… Все они игнорировали метафизические, духовные феномены. С подобными непонятными проявлениями человеческого духа был поставлен разбираться научный атеизм, не случайно названный воинствующим. В руки ему дали меч, и предназначение его поэтому сводилось к одному — рубить. Что там говорят: Бог, ангелы, сатана, демоны, колдун? Жах, и нет их. Сверхъестественная сила, чудеса, очевидное-невероятное? Жах, и этого не существует. А значит, нет никаких проблем. Атеистическая концепция мира существовала у нас не только в форме марксизма, но и научного мировоззрения. Она содержала в себе одно-единственное рациональное зерно — безбожное видение мира.

Впрочем, при всей враждебности и нетерпимости атеизма ко всему религиозному и метафизическому, он предусмотрительно оставил место для неких духовных ценностей и духовной жизни. Провозгласив марксистский лозунг «человек — высшее существо для человека», всячески культивируя уверенность человека в собственных силах и способностях, атеизм все же понимал, что ничего не сможет поделать с проявлениями человеческого духа (которые суть исполнение Божественных духовных законов), что вынужден будет как-то объяснять эти проявления. Ничего не понимая о духе и следуя своим установкам, атеизм при упоминании человеческого духа употреблял строгий перечень эпитетов — мужественный, несгибаемый, гордый, закаленный, твердый и т. д. Соответственно этим требованиям, предъявляемым к духу, было и представление о духовной жизни вместе с духовными ценностями. «Духовность», которая воспитывала в человеке качества, пригодные для системы, даже приветствовалась как нечто хорошее, устанавливающее в человеке правильные нравственные ориентиры. Духовность вырабатывалась чтением книг, посещением кинотеатров, художественных выставок, опер, филармоний, концертов, в это понятие были включены любые попытки творчества, коллекционирование книг, предметов культуры и старины, даже избирательный просмотр телепрограмм. Соответственно «бездуховность» означала полное отсутствие всякого интереса к перечисленному.

Но рухнула коммунистическая идеология, составной частью которой был научный атеизм, и чудеса, сверхвозможности, невероятное и необычайное вышли из подполья, заявили о себе громко и недвусмысленно. Тысячами стали регистрироваться случаи исцеления безнадежно больных. На экранах телевизоров неожиданно появились личности, которые что хотели, то и делали со своими зрителями, игнорируя законы пространства и времени. Другие демонстрировали фокусы с материальными предметами, заставляя их на расстоянии, посредством взгляда, двигаться по столу или удерживая их, опять же без рук, на груди, щеке, лбу — физикам приходилось краснеть за законы динамики и гравитации. Науке на все это надо было как-то отвечать. Но наука, прежде чем ответить, должна все изучить. И она принялась изучать.

Левитацию, телекинез, полтергейсты, шаровые молнии, исцеление «заряженной» водой, гипнозом пытались познать с научных позиций — наблюдать процесс, фиксировать его приборами, описывать в привычных категориях, анализировать. Были попытки создать эталоны, основываясь на теории энергоносителей, рассматривающей все объекты живой и неживой природы, как заряженные неким объемом энергии. Появились приборы, регистрирующие то, что в принципе не поддается регистрации, — тончайшие электромагнитные колебания, которыми и хотели объяснить экстрасенсорные (сверхчувствительные) возможности человека. Кроме шести известных основных органов чувств, у человека открыли еще по меньшей мере пять: таких, как чувство, отвечающее за гравитацию, магнитоориентирование, чувство времени, глубочайшего удовлетворения, телекинез и т. д.

Наука изучает нетрадиционную медицину

К делу изучения вновь открытых сверхвозможностей человека были привлечены серьезные научные силы (доктора и кандидаты наук, технически оснащенные лаборатории). В этих изысканиях был достигнут определенный прогресс. Сегодня производство специальных приборов для работы в области сверхчувственного мира поставлено едва ли не на поток. Всем они очень нужны.

Институт, который занимался исключительно точной механикой и оптикой, неожиданно принимается тестировать людей на наличие у них сверхвозможностей, выдавать лицензии на право быть экстрасенсами.

Серьезные научные медицинские умы бросились изучать нетрадиционную медицину, подключив к таким исследованиям всю мощь современной техники от компьютеров до сверхточных диагностических приборов. Наука от медицины желает научно обосновать «передовой» опыт, который имеет каждый колдун. И вот уже солидный журнал «Здоровье», гордостью которого до недавнего времени была твердая материалистическая позиция, предоставляет свои страницы великой магине, чтобы она поделилась передовым опытом. Та охотно рассказывает о своих премудростях простому народу: раскрывает секреты бесконтактного массажа, внушает читателям веру в их неограниченные возможности, дает установки: «Верьте тому, что энергия вашего организма может быть целебной!» С Джуной, которая не отрицает, что еще недавно удерживала на плаву жизнь самого генерального из всех генеральных секретарей, которая сама о себе говорит, что она православная ассирийская царица, выдающаяся артистка, художница и ученая одновременно, все очень непросто.

Из откровений таких неординарных личностей, как Джуна, публикаций СМИ, ставших возможными лишь со свободой слова и печати, стало известно, что советская власть и коммунистические правители на самом деле всегда серьезно относились ко всему, что шло вразрез с материалистической теорией. Работа по объяснению «необъяснимого» никогда не прекращалась, но велась тайно и была совершенно засекречена. Оказывается, во времена самого атеистического периода в истории нашей страны государственные структуры тратили огромные деньги на опыты, связанные с магией. Был создан даже секретный научно-исследовательский институт, где под контролем неусыпного ока КГБ велась непрерывная работа в области паранормальных явлений. И непонятно тогда, кто у кого был на службе: наука у магии или магия у науки, потому что были в этом сотрудничестве и несомненные достижения, которые прославили Джуну, сделали ее знаменитой во всем мире.

Пример нашей страны хорошо показывает, как замыкается круг взаимоотношений науки и магии. Наука неизменно возвращается в лоно магии, из которого некогда вышла.