Введение

Ни для кого не секрет, что советская историческая наука развивалась пол сильным воздействием идеологии. Причем это воздействие оказывало влияние как на направление новых исследований, так и на освещение ранее накопленных материалов.

Именно этим объясняется, например, гот факт. что, несмотря на наличие в советских учебниках истории сведений о древнееврейском государстве вплоть до конца 50-х годов , в дальнейшем эта информация была изъята, с исторических карт исчезли границы этого государства, что было вызвано изменением внешнеполитического курса.

Естественно, что и тема Закона Моисеева была покрыта тайной молчания. Если и говорилось что-либо по поводу данного Закона, то лишь в плане антирелигиозной пропаганды. Библия, как содержащий его источник, не признавалась научно достоверным историческим документом. Поэтому Закон Моисеев не рассматривался как действительный правовой документ древности, по которому евреи жили в течение полутора тысяч лет до Р.Х. и в первое столетие по Р.Х., до окончательной ликвидации древнееврейского государства, и многие положения которого оказали влияние на развитие законодательства других народов и стран (в особенности на формирование Конституции США) и, как это ни парадоксально, опосредованно — на советское законодательство. Все это не только свидетельствует о его действенности и жизненности, но говорит о его актуальности для современной правовой науки и побуждает присмотреться ко многим его положениям людей, желающих сегодня построить гармоничное общество.

Особенно странным представляется молчание в советской исторической литературе по поводу Закона Моисеева на фоне изучения других памятников права древнего времени — в частности, законов Хаммурапи и Ману, имеющих более локальное значение и не являющихся столь уникальными по своему происхождению и особенностям. Поэтому целью данной работы явилась попытка приподнять завесу «тайны» и рассмотреть Закон Моисеев как действительный правовой документ древности. К тому же в настоящее время отношение к Библии изменяется в сторону ее принятия как надежного исторического источника.

Исходя из общей направленности рассмотрения Закона Моисеева как нормативного образца законодательного акта, то есть, в первую очередь, его социального аспекта, в настоящей работе не рассматривается его религиозно-церемониальная часть, а лишь нормы, имеющие непосредственно социальное значение.

В то же время в данной работе затрагиваются вопросы духовного и нравственного значения Закона как неотделимые от его социальной части и характеризующие его уникальность как богоданного законодательного документа. Поэтому всякий непредубежденный читатель может найти здесь что-то для себя: историк — краткий обзор Закона как уникального исторического документа, юрист — образцы законодательных положений и подходов, представляющих интерес для современного законодательства, верующий человек сможет еще раз проверить свое отношение к Закону и благодати, а неверующий — задуматься над неисследимой премудростью Божией, даровавшей людям этот Закон жизни, и пагубными последствиями отступления от основополагающих принципов жизни.