Учителя и пасторы

Дидасколос или учитель — слово, которым в Новом Завете называются те, кто всесторонне учит других основным христианским доктринам.

Слово пастор (поймен) означает «пастырь» (пастух) и включает в себя также и элемент «учительства». Невозможно быть хорошим пастырем, не будучи способным «пасти стадо Божье».

Апостолы также имели дар учительства (Деян. 4:2; 5:21,25,28). Мы читаем об их раннем служении в Иерусалиме: «И всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе» (Деян. 5:42).

Некоторые из новозаветных пророков, хотя и не были апостолами в прямом смысле этого слова, но имели дар учительства. Варнава, Симон, Луций и Манаил назывались пророками и учителями (Деян. 13:1). Сюда же включен и Савл (или апостол Павел, как он назван позже), возможно, потому, что тогда у него еще не было апостольского назначения. Мы видим, что Варнава и Савл также пользовали их дар учительства в Антиохии. Лука пишет: «Целый год собирались они в церкви и учили немалое число людей» (11:26).

Это побуждает нас более тщательно рассмотреть то, почему апостол Павел, перечисляя «дары большие» в Послании к Коринфянам говорит только об «учителях», тогда как в — Ефесянам — о «пастырях и учителях». Фактически он пишет то же самое, что и Лука в Деян. 13:1, называя четырех служителей пророками и учителями. Другими словами: это помогает нам понять то, почему между двумя Посланиями апостола Павла есть не только общность, но и различие. Как мы уже видели, некоторые служители в ранний период церкви были апостолами, пророками, евангелистами, пастырями и учителями одновременно. Сам Павел, очевидно, имел все пять даров. Тогда как другие были евангелистами и учителями. В то же самое время третьи были только пророками. Другие были и евангелистами, и учителями. К им можно отнести Аполлоса. Он был «муж красноречивый» и «сведущий в Писаниях» (18:24). Находясь в Ахаии, «он сильно опровергал Иудеев всенародно, доказывая Писаниями, что Иисус есть Христос» (18:27-28).

Здесь мы видим совместное проявление апологетического евангелизма и учения. Павел также имеет в виду то же самое, когда в Послании к Коринфянам ставит вопросы: «Кто Павел? Кто Аполлос?» Тут же он сам отвечает на эти вопросы: «Они только служители, чрез которых вы уверовали… я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог» (1 Кор. 3:5-6). Обратите внимание, что коринфяне познали Иисуса Христа благодаря евангелизационному служению обоих, и Павла, и Аполлоса, поскольку Павел подчеркивает, что через них они «уверовали». Обратите также внимание и на то, что оба они осуществляли и служение назидания среди коринфян, причем апостол Павел «сеял», а Аполлос «поливал».

Тимофей служит прекрасным новозаветным примером пастыря и учителя. Павел очень часто пользовался этой способностью Тимофея и поручал ему укреплять и ставить на духовную основу вновь образованные церкви. Он послал Тимофея в Фессалоники, «чтобы утвердить и утешить в вере» тамошних верующих (1 Фее. 3:2). В другой раз он попросил его отправиться в Коринф и учить верующих тем доктринам, которые он преподавал «во всякой церкви» (1 Кор. 4:17). Он попросил его также «пребыть в Ефесе» и «увещать некоторых, чтобы они не учили иному» (1 Тим. 1:3).

Позже апостол Павел писал Тимофею: «И что слышал от меня при многих свидетелях, то передай верным людям, которые были бы способны и других научить» (2 Тим. 2:2). По-видимому, Павел имел в виду именно дарование пастора и учителя, обращаясь в двух письмах к этому молодому верующему. Для такого мнения есть несколько оснований. Обратите внимание на контекст, в котором Павел говорит о даре, данном Тимофею:

«Проповедуй сие и учи. Никто да не пренебрегает юностью твоею; но будь образуем для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте. Доколе не приду, занимайся чтением, наставлением, учением, Не ради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства. О сем заботься, в сем пребывай, дабы успех твой для всех был очевиден. Вникай в себя и в учение, занимайся сим постоянно; ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя» (1 Тим. 4:11-16).

Обратите внимание также на то, что во Втором Послании он предупреждает Тимофея не бояться, а «возгревать дар Божий» (2 Тим. 1:6). Несомненно, что молодой служитель подвергался нареканиям со стороны некоторых верующих за его молодость (1 Тим. 4:12). Возможно, что будучи очень чувствительным к мнению людей, он начал пренебрегать исполнением своих обязанностей. Логично предположить, что именно поэтому апостол Павел поощрял его продолжать свое служение с дерзновением.

Возможно, что Тит также имел дар пастора и учителя. Он также, как и Тимофей, принимал активное участие в миссионерском служении апостола Павла, путешествуя с ним (2 Кор. 2:13; 7:6-7,13-14). Павел называет его «истинным сыном по общей вере» (Тит. 1:4) и «товарищем и сотрудником» (2 Кор. 8:23). Павел оставил Тита на Крите проводить пасторское и учительское служение, навести порядок, а также для того, «чтобы он довершил неоконченное и поставил по всем городам пресвитеров» (Тит. 1:5). Тит должен был говорить, «что сообразно с здравым учением» (2:1) и увещать и обличать со всякой властью (2:15).

Могли, конечно, быть и другие братья, которые находились в тесном сотрудничестве с апостолом Павлом и были учителями и пасторами, как Тит и Тимофей. Так в Филиппах он оставил Луку продолжать служение и укреплять в вере новообразовавшиеся церкви. Павел упоминает о Гае, Аристархе и Эрасте, которые могли исполнять такое же служение.

В заключение нужно сказать следующее: в Деяниях Апостолов мы видим в действии различные комбинации духовных даров. Именно поэтому апостол Павел не заботился об единообразии этих даров даже в перечислении больших даров. Ясно, однако, что существовал естественный порядок, и это видно из обоих мест Писания: за основополагающими дарами (апостольство, пророчество, евангелизм) следовали дары для посадки и укрепления церквей (пасторство и учительство). Имея в виду все эти комбинации духовных даров, было бы просто неуместно составлять какой-то унифицированный их список. Вот почему апостол Павел говорит о «пасторах и учителях». Не все имели такую комбинацию. Хотя Аполлос имел дар учительства, он, возможно, не имел дар пасторства. Сила же мог быть пророком,, и пастором, и учителем. О нем ясно сказано, что он был пророком (Деян. 15:32) и участвовал в служении учительства, когда путешествовал вместе с апостолом Павлом (15:40-41). И, конечно же, он исполнял пасторское служение, когда был в Фессалониках (1 Фее. 1:1; 2 Фее. 1:1).

Очень важно напомнить снова, что апостол Павел поощрял коринфян достигать «даров больших». В общей работе вся община должна была гореть желанием помогать тем, кто имел эти дары. Для того, чтобы получать назидание и духовно возрастать и развиваться,, они должны были поощрять апостолов, пророков и учителей проповедовать им.8