Правовой документ Закона Моисеева

Конституция древнееврейского народа, как следствие Закона

В отличии от других законодательных документов древности, Закон Моисеев можно разделить на общую и особенную части, или конституционную и раскрывающую ее части. В общей части сосредоточены принципиальные нормы общего значения, определяющие основания ответственности и устанавливающие различные институты (совокупность правовых норм, регулирующих определенный вид однородных общественных отношений и составляющих обособленную часть права).

В особенной части регулируются отдельные, конкретные общественные отношения, определяется ответственность за нарушения этого установленного порядка регулирования. Общая и особенная части — это две тесно связанные, взаимообусловленные и взаимодействующие подсистемы. Как нормы особенной части могут быть поняты лишь на базе общей части, так и общая часть раскрывается лишь с помощью норм особенной части.

В нашем случае такой общей частью, Конституцией древнееврейского народа — основным законом, определяющим основы государственного в общественного строя, правовое положение личности, — является Десятисловия, или Десять заповедей, объявленные Господом всему народу.

Юридическая сила Закона

По юридической природе, под которой понимается системная принадлежность, юридическая сила и юридическое значение нормативного акта, Десятисловия является типичной декларацией, источником основных принципов регулирования общественных отношений, а в нашем случае — и отношений Израильского народа с Богом. Несмотря на то, что оно не содержит в себе санкций, то есть конкретных указаний на неблагоприятные последствия, которые могут и должны наступать для нарушителей предписаний (кроме, возможно, 3-й заповеди), оно было дано Самим Богом, н его положения имели юридический, то есть обязательный, характер для дальнейшего развития права, закрепляли права и обязанности представителей Израильского народа, его экономическую систему в основы государственной власти, то есть оно являлось главным источником права Израильского народа.

В правовой науке сложилась определенная последовательность отраслей права в соответствии с их значимостью. Сложность при рассмотрении Закона Моисеева заключается в переплетении норм, относящихся к различным отраслям права, особенно норм уголовного права, с нормами, определяющими общественные отношения, находящиеся под зашитой закона. Поэтому в данном случае мы будем рассматривать Закон, следуя порядку заповедей.

Институты права Десять заповедей
Форма правления 1(а). Я Господь, Бог твой. Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства
Идолопоклонство 1(6). Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.
Идолопоклонство: преступление и наказание 2. Не делай себе кумира и никакого изображения тога, и что на небе,то на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, И творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди мои.
Обеспечение должного богопочитания 3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно: ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.
Труд и отдых 4. Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай и делай всякие дела твои; А день седьмый — суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твои, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмый почил. Поэтому благословил Господь день субботний и освятил его
Брак семья 5. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которуюГосподь, Бог твой, дает тебе.
Преступление и наказание 6. Не убивай.
Брак и семья 7. Не прелюбодействуй.
Право собственности 8. Не кради.
Судопроизводство 9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.
Право собственности 10. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его,ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

Десять заповедей закрепляют важнейший принцип равенства всех перед законом, а также решают вопрос о действии Закона в пространстве, в отношении определенного круга лиц, и во времени. Действие Закона в пространстве определяется теми же принципами, с помощью которых этот вопрос разрешается и в наши дни: принцип гражданства и территориальные принцип. В силу принципа гражданства, действие Закона распространялось на каждого израильтянина, независимо от его места жительства.

Согласно территориальному принципу, действие Закона распространялось на всех лиц, находящихся на территории, занимаемой Израилем (это особенно отчетливо видно при рассмотрении 4-й заповеди: «…не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих»).

Что же касается действия во времени, то Закон отличается неограниченным характером действия. Господь давал этот Закон не только применительно к тем условиям, в которых находились евреи в пустыне, но и к тем, которые должны были возникнуть при переходе их к оседлому образу жизни: Для некоторых же атеистически настроенных исследователей это послужило камнем преткновения, так как в этом они видели не свидетельство Божьего всеведения, а лишь свидетельство поздней даты записи Закона: «…эти законы, сам смысл которых предполагает наличие оседлого образа жизни и классовое расслоение, не могли возникнуть до укрепления государственных институтов периода царств (9 век до Р.Х.)» [13, с.90]. Обычно же Закон датируют 13-м веком до Р.Х.

Первая заповедь лежит в основании всего Закона

«Я Господь, Бог твой…»

Только Тот, Кому — —принадлежит мир, Кто знает дела и сокровенные мысли людей, Тот, Кто справедлив и милостив, Кто властен вознаграждать и наказывать, только Тот может быть источником истинного справедливого Закона, исполнение которого является путем создания действительно справедливого мира и построения гармоничного общества. Всевышний начал Десятисловия с того, о чем мы с восхищением читаем у Достоевского: «Если Бога нет, то все дозволено?» [10, с.53]. Моисей говорил евреям о двух путях, один из которых ведет к благословению, а другой — к проклятию; и эти пути разделяются там, где свободный в своем выборе человек разрешает вопрос:

От кого исходит Закон

Первая половина 1-й заповеди фактически определяла форму правления в древнееврейском государстве как теократию, то есть владычество Бога. Эта форма правления основывается на том, что учреждение государства и управление им принадлежит непосредственно откровению Божиему, вследствие чего священники, как истолкователи воли Божией, должны занимать одно из первых мест в обществе.

Особенно ярко описана картина Божиего управления Израильским народом в книге «Числа» 9.15-23: «По повелению Господню отправлялись сыны Израилевы в путь, и по повелению Господню останавливались … по указанию Господню останавливались и по указанию Господню отправлялись в путь: следовали указанию Господню по повелению Господню, данному чрез Моисея».

Итак, на следующей ступени власти стоял Моисей — харизматический вождь Израильского народа в период его освобождения из египетского рабства и странствования по пустыне, впоследствии передавший свою власть Иисусу Навину.

В качестве постоянных помощников Моисею для управления народом в духе Божественного Закона, Господь повелевает вождю избрать из старей-ищи Израиля 70 человек, которых Он затем наделяет Духом Святым (Чис.11.14-17). По мнению христианских экзегетов, семьдесят избранных и одаренных Духом Божиим старейшин послужили началом специально-пророческого служения в еврейском народе и образцом для тех пророческих школ, которые приготовляли вдохновенных истолкователей и стражей Закона Божьего на протяжении всей ветхозаветной истории. По еврейскому же преданию, семьдесят старейшин, помощников Моисея, послужили прототипом для создания верховного синедриона.

Должностные лица Закона

Кроме этих семидесяти, избранных разделить с Моисеем бремя высшего народного правления, которые, как ближайшие помощники пророка, также были наделены духом пророчества, Моисеем были избраны тысяченачальники, стоначальники, пятидесятиначальники по коленам израилевым — «…мужи мудрые, разумные и испытанные…» (Вт.1.13). По исчислению раввинов, на 600 тысяч человек, вышедших из Египта (Исх. 12.37), начальствующих лиц было назначено: 60 тысяч десятников, 12 тысяч пятидесятников, 6 тысяч сотников, 600 тысяченачальников — всего 78600 человек.

Кроме этих постоянных должностных лиц Закон Моисеев предусматривал наличие лиц, наделенных специальными полномочиями для определенной цели на необходимое время. В книге «Второзаконие» (20.9) мы читаем, что для набора ополчения на войну должно было поставить военных начальников в вожди народу. Мы можем заключить, что функции управления израильским войском не возлагались на должностных лиц, о которых мы говорили выше, но для этого, по всей видимости, ими (судя по контексту) избирались подходящие люди, которые наделялись соответствующими полномочиями на период ведения боевых действий. Это объясняется тем, что во времена странствования по пустыне и завоевания Ханаана у Израиля не было регулярной армии, все мужчины, способные держать оружие (за исключением случаев, которых мы коснемся ниже), составляли ополчение, а следовательно не могло быть и института профессиональных военачальников, хотя мы и можем говорить, что на эти должности избирались одни и те же хорошо зарекомендовавшие себя лица. Регулярная армия и профессиональные военачальники появились в Израиле значительно позже, во времена царей (2Цар.8.16).

В обязанности всех должностных лиц входило как непосредственное управление, так и разрешение спорных вопросов, осуществление судебных функций. Все они являлись выборными и назначаемыми (Вт. 1.13-15). Единственными наследственными являлись должности священников (Исх.28), на которых, помимо осуществления чисто религиозных функций, возлагались в некоторые функции исполнительной и судебной власти (Чис.10.1-8; Вт.17.8-13).

Следует подчеркнуть, что все выборы должностных лиц происходили под непосредственным контролем Господа. Особенно ярко это видно при избрании семидесяти, когда дарование им Духа Святого явилось печатью Божьего утверждения их избрания. В этом было их коренное отличие от других выборов должностных лиц в древности. Так, например, в Афинах, по свидетельству Аристотеля, избрание определялось голосованием и жребием, а в Спарте, как пишет Плутарх, «…первых старейшин Ликург назначил из числа тех, кто принимал участие в его замысле. Затем он постановил взамен умерших всякий раз выбирать из граждан, достигших шестидесяти лет, того, .кто будет признан самым доблестным… Народ и в этом случае, как и во всех прочих, решал дело. криком. Соискателей вводили не всех сразу, а поочередно, в соответствии со жребием, и они молча проходили через собрание. Избранным объявлялся тот, кому кричали больше и громче других…

Из опыта истории Израиля видно, что в основе благополучного руководства народом — страх Божий у руководителей и их призвание на этот труд Самим Господом. Если Господь облекает человека ответственностью, Он же и делает его способным занимать дарованное ему положение.

Совершенно иначе обстоит дело с человеком, который, не получив на то призвания от Бога, сам, по своей воле хочет взяться за какое-либо дело или занять какое-либо ответственное положение. В этом случае мы можем ожидать непременного прекращения его деятельности. Но когда Сам Бог ставит человека на какое-либо место, Он одаряет его и способностью исполнить свое назначение. Хочется также напомнить нашим политикам два изречения великих талмудистов, сделанных ими на основе изучения Закона. Рабан Гашмнэль, сын раби Иеуды, жившего ок.135-220 гг. по Р.Х., говорит: «Хорошо изучение Торы (когда оно сочетается) с мирскими делами… Все те, которые трудятся для общества, должны делать это во имя Небес (т.е. бескорыстно), ибо заслуги предков помогают им, и праведность их устоит в веках» [11, с.252].Руководители народа призваны быть едины с народом. Илель (Вавилонский) (112 г. до Р.Х. — 8 г. по Р.Х.) пишет:

«Не отделяйся от общества», т.е. если твои сограждане в беде, не уклоняйся от их тягот [11, с.253].

В книге «Числа» (25.4) мы находим интересный пример ответственности, которую Господь возлагает на начальников народа. Им доверено Богом управление Его народом, и поэтому Он спрашивает, в первую очередь, с них за все беззакония, творимые людьми, находящимися под их началом.

О царской власти в Законе

В Законе через Моисея Господь дает и установления относительно будущей царской власти, которая реально стала формой правления Израильского государства лишь в конце XI века до Р.Х., спустя четыре века после дарования Закона: «…поставь над собою царя, которого из берет Господь, Бог твой… Только чтобы он не умножал себе коней и не возвращал народа в Египет…, ибо Господь сказал вам: «не возвращайтесь более путем этим»; и чтобы не умножал себе жен, дабы не развратилось сердце его. и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно. Но когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона этого… и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона этого и постановления эти; чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его, и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налево, дабы долгие дни пребыл на царстве своем он и сыновья его посреди Израиля» (Вт. 17.14-20).

Как мы видим, основным критерием для постановления царя, как для помощников Моисея, являлась его избранность Господом (Вт. 17.15). Это ярко проявилось в случае с Саулом и Давидом (1Цар.9.15-16;16.1-13).

Основной обязанностью царя являлось строгое исполнение Закона (интересно, что мы находим здесь не строгий императив «дабы исполнял», но положение в духе любви — «…старался исполнять…» (Вт. 17.19)). «Да не отходит сия книга закона от уст твоих и будешь поступать благоразумна» (И.Нав.1.8). Господь обращается с этими словами к Иисусу Навину — руководителю ветхозаветного народа Божьего — и напоминает ему, что его деятельность должна быть непременно согласована с точным исполнением всего написанного в книге Закона. И только при выполнении данного условия он будет успешен в путях своих.

Царь являлся не высшим, но первым среди равных (17.20). Он не должен был обставлять своего двора атрибутами языческой роскоши, пагубной для него самого и обременительной для экономики государства, что было впоследствии нарушено и послужило причиной народного недовольства при Соломоне, и явилось предпосылкой к разделу Израильского царства при его сыне Ровоаме (ЗЦар.12.1-15). Также Закон фактически выступал за моногамию, предвидя, что полигамия ведет к развращению сердца, а, в конечном итоге, и к отвращению от Господа, что и произошло с Давидом (2Цар.11), а особенно с Соломоном (ЗЦар.11.1-8), • повлекло справедливый гнев Божий и распад Израиля (там же, 9-13).