Значение Закона Моисеева

Мы особо выделим два аспекта значения Закона Моисеева:

1) его значение как образца правового документа, регулирующего все стороны жизни общества, и в этом отношении образца для построения нормального, с точки зрения Бога, общества;

2) его духовное значение, особенно его значение в этом отношении для нас, христиан.


Закон, являвшийся важнейшей составной частью как Пятикнижия Моисеева, так и всего Ветхого Завета, был призван регулировать все стороны жизни общества — отвзаимоотношений внутри семьи и между соседями, до организации ритуальных церемоний. Составляющие его нормы в своей совокупности образуют договор, который Бог заключил с избранным Им народом: их выполнение является служением Богу, условием святости, делом благочестия, тем, что только и может обеспечить народу и каждому отдельному человеку благоволение Божие, благополучие и процветание.

Краеугольным камнем Закона является Десятисловие. Оно имеет непреходящее универсальное значение как общечеловеческий этический эталон, оставаясь для всех народов и во все времена заповедями Божиими, определяющими обязанности человека по отношению к Богу и ближнему.

Бог даровал Закон непреложным, нелицеприятным и полным справедливости. Таков был характер законоположений, посредством которых Бог управлял Своим народом — Израилем. Господь определил права каждого человека во всех отношениях; в Законе не было никакого пристрастия, никакого лицеприятия, никакой разницы между богатым и бедным. Невозможно читать Божий повеления и не испытывать чувства благоговения пред глубокой мудростью, святою праведностью и, в то же время, нежною заботливостью, которыми дышат эти строки: они вселяют в сердце глубокую уверенность, что в их словах раздается голос единого истинного, премудрого Бога, полного бесконечной благодати.

В одном предложении — «…люби ближнего твоего, как самого себя» (Лев. 19.18) — самым решительным и наглядным образом засвидетельствованы намерение, цель и основа наставлений, данных Богом Израилю. Оно выходит за пределы правовых норм, потому что в нем требование сформулировано в положительной форме, и оно призывает Израиль на путь любви. Оно отходит от обычая устанавливать пределы человеческим стремлениям к власти и эгоцентризму, чтобы удержать человека от попрания правсоседей и вторжения в их жизнь. Оно призывает к такому образу жизни, при котором не нужно постоянного контроля, потому что в этом образе жизни выражен путь Божий, путь любви. Любовь к Богу и любовь к ближнему — вот центральный путь в жизни человеческой; все запретительные наставления и повеления Закона — это указатели, расставленные здесь и там для того, чтобы мы могли видеть кашу несостоятельность. Все запреты всегда надо рассматривать в контексте с этим центром. Их одних недостаточно. Запретительные постановления даны человеку ради добровольного послушания любви, без которой они неполны и несовершенны [8, с. 70-72 ]. То, что заповеди касательно отношения человека к Богу и ближнему находились в одном ковчеге, говорит о том, что отношения между людьми так же важны в очах Божьих, как и отношения людей к Нему Самому. Ничего подобного нет ни в одной другой религии.

Закон был дан Богом как определение, имеющее непреходящее значение. Но для того, чтобы находиться на той высоте, которую он требует, человек должен прилагать постоянные усилия. Будучи же склонным к компромиссу, готовым всегда подчиниться «ходу событий», грешный человек спешит объявить высокие стандарты Создателя «устаревшими ненужными предписаниями», а весь Закон — «собранием установлений, которые были нужны в первобытные времена, чтобы обуздать дикие инстинкты наших предков». Мы становимся все более прагматичными, «цивилизованными» и светскими. Но, видя то, что ныне делается вокруг нас, должны ли мы отбросить в сторону надежды наших отцов как иллюзии? Нет! Ведь грех остается грехом, и те «дикие инстинкты», которые нам так хотелось бы видеть только у наших предков, при внимательном рассмотрении мы находим у себя и у наших современников. Поэтому было бы естественно обратиться за помощью к Закону, установленному Богом. Его повеления приемлемы для всех людей во все века, поэтому их иногда называют «типовыми положениями» [46, с.164]. Они показывают отношение Бога ко всем проявлениям человеческой жизни и основаны именно на Божием, а не человеческом авторитете.

Израиль обращался за указаниями к небу. Именно таково нормальное положение человека, который создан, чтобы обращать свой взор к небу, в отличие от животного, взгляд которого обращен к земле (греческое слово для выражения понятия «человек» буквально обозначает существо, лицо которого обращено вверх) [6, с.151].

Израильтяне пребывали в постоянной зависимости от Бога, в положении ни с чем не сравнимого блаженства; но прежде, чем испытать на себе связанные с этим благословения, им надо было решиться занять это положение. Это была требующая испытаний деятельность, а не теория, о которой только рассуждают. Дай нам Господь милость действовать так в течение всего нашего земного пути!

Увы, семь десятилетий попыток построения безбожного общества, приведшие нас к краху, так ничему и не научили многих. Все сатанинское вошло в жизнь людей и «цивилизованного» общества под лозунгом «Бога нет!». И сегодня большинство не желает смириться «…под крепкую руку Божию» (1Пет.5.6), надеясь выйти из кризиса своими силами, без Бога. И сегодня практически все кандидаты на тот или иной государственный пост Заявляют, что они знают, как вывести страну из кризиса. Они знают, и им нет нужды в Господе! Что же еще нам надо, чтобы мы, наконец, осознали свою нужду в Творце?!

В наше смутное и тяжелое время с новой силой звучат слова Господа, обращенные некогда к Израильскому народу: «Если вы будете слушать заповеди Мои, которые заповедую вам сегодня, любить Господа, Бога вашего, и служить Ему от всего сердца вашего и от всей души вашей, то дам земле вашей дождь в свое время, ранний и поздний, и ты соберешь хлеб твой и вино твое, и елей твой; и дам траву на поле твоем для скота твоего; и будешь есть и насыщаться. Берегитесь, чтобы не обольстилось сердце ваше, и вы не уклонились, и не стали служить иным богам и не поклонялись им. И тогда воспламенится гнев Господа на вас, и заключит Он небо, и не будет дождя, и земля не принесет произведений своих, и вы скоро погибнете с доброй земли, которую Господь дает вам» (Вт. 11.13-17). Смысл обращения ясен: материальное четко обусловлено духовным, урожай зависит, прежде всего, не от усилий человека, а от благословения Божьего, от того, насколько чиста жизнь народа, насколько приближена она к идеалам, провозглашенным Богом. Уклонение же от Закона ведет к физической гибели.Одну мысль, связанную с этим, следовало бы особенно усвоить нам, пытающимся построить новую украинскую государственность, но не освободившимся от груза ошибок прошлого. Современные люди склонны рассматривать общество через перспективу индивидуальной действительности. То есть, семья, нация мыслится как коллектив индивидуальных лиц, соединенных в сообщество. Израиль же, а в конечном счете, — Сам Господь — имеет противоположную точку зрения. Индивидуум понимается в социальном контексте; личность рождается и живет в настоящем поколения, как корпоративная реальность. Эту концепцию обычно называют «личностной корпорацией» (47, с. 18]. Отсюда вытекает идея коллективной ответственности за грех. Многие склонны противопоставлять идеи о личной и коллективной ответственности за грех: либо — либо. В действительности же противопоставления нет, одновременно существуют и личная, и коллективная (семейная, общинная, народная) ответственность.

С этим связаны ограничения и требования свободы, которая рассматривается не как самодовлеющая свобода отдельного индивидуума, но как коллективная, с чем связаны ограничения для отдельных лиц, дабы не только они, но и окружающие, все общество в целом могло свободно развиваться. Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого.

Исторические судьбы народов находятся в зависимости от их нравственных качеств: нарушение нравственного закона приводит к гибели народа, а повиновение Богу дает народу неодолимую силу духа. В иудейской молитве Шахарит говорится: «Древо жизни она (Тора — Закон) для придерживающихся ее, и поддерживающий ее счастлив. Пути ее — пути сладостные, и все стези ее — мир. Долголетие — в правой руке ее, а в левой — богатство и почет» [11, с.76].

А рабби Эльдар бен Азарья (конец I — начало II века по Р.Х.) пишет: «Если нет Торы — нет морали, нет морали — нет Торы… Человек, который не изучал Писания, не обладает необходимыми этическими навыками. В то же время, если человек аморален, то его ученость ничего не стоит» [11, с.273]. Нет Торы, нет Закона, нет Писания — нет морали. А аморальное общество обречено на саморазрушение и уничтожение.

Как похоже наше нынешнее положение на положение Израиля, вышедшего из египетского рабства! И каким будет продолжение нашего пути — зависит от того, изберем ли мы путь следования Господу и Его заповедям или отвергнем Его, как было до сих пор, и будем так же неуклонно идти к гибели. Господь дал избранному Им народу Закон, которым он должен был руководствоваться в своей практической жизни. Выйдя из Египта, где господствовало идолопоклонство, Израильский народ еще не научился поклонению истинному Богу. И теперь Господь предъявил ему настоятельное требование: привести духовную жизнь в определенный порядок для служения единому живому Богу (И.Нав.24.14).

Практическое значение Закона, пожалуй, лучше всего передано в словах Моисея, записанных в 4 гл. Второзакония: «Вот, я научил вас постановлениям и законам, как повелел мне Господь, Бог мой… Итак храните и исполняйте их; ибо в этом мудрость ваша и разум ваш пред глазами народов, которые, услышав о всех этих постановлениях, скажут: только этот великий народ есть народ мудрый и разумный, ибо есть ли какой великий народ, к которому боги его были бы столь близки, как близок к нам Господь, Бог наш, когда ни призовем Его? И есть ли какой великий народ, у которого были бы такие справедливые постановления и законы, как весь закон этот…?» (Вт.4.5-8).

Судьба Пятикнижия, как и всей Библии, уникальна. В отличие от других древних литературных памятников, представляющих, как правило, чисто исторический интерес и утративших свою актуальность, Пятикнижие живо и сегодня. Его содержание мы воспринимаем не только как повествование, обладающее авторитетом седой древности, не какписания современного звучания [5, с.55-56]. Этика Пятикнижия — веление Бога. Она ориентирована на воспитание человека, служащего Богу, т.е. она с самого начала формировалась как общечеловеческое установление и поэтому и в наши дни определяет взгляды, нравственные принципы и устои, образ жизни и поведение многих миллионов людей. В этом — всемирно-историческое общечеловеческое значение Закона Моисеева.