Виммексы

(сказки Макса Лукадо «Tell Me the Secret»)

Виммексы были маленькими деревянными человечками. Каждого из них создал плотник по имени Илай. Его мастерская находилась на холме как раз над их деревушкой.

Каждый виммекс отличался от другого. У одних были большие носы, у других — огромные  глаза. Некоторые были высокие, другие — коротышки. Одни носили шляпы, другие — пальто. Но все они были созданы одним плотником и все жили в деревне.

И каждый день, день за днем все виммексы делали одно и то же: они давали друг другу липучки. У каждого была коробочка липучек из золотых звездочек и коробочка липучек из черных точек. На всех улицах по всему городу можно было видеть как они цепляют друг на друга звезды или точки.

Красивые, у которых было гладкое дерево и яркая краска, всегда получали звезды. Но если дерево было грубое, а краска облезла, — то такому виммексы цепляли черные точки.

Талантливые также получали звезды. Некоторые могли высоко над головой поднимать большие палки, другие перепрыгивали через большие коробки. Одни знали длинные слова, другие пели очень хорошо. Все отдавали им звезды.

Некоторые виммексы были все в звездах! И каждый раз, когда они получали новую звезду, они были очень довольны собой, и сразу же делали что-то еще, чтобы получить еще одну звезду.

Другие, однако, могли сделать очень немного. Такие получали черные точки.

Панчинелло был одним из виммексов. Он пытался высоко подпрыгнуть как другие, но всегда падал. И, когда он падал, сразу же вокруг него собирались другие и цепляли на него черные точки.

Иногда, когда он падал, на его дереве оставались шрамы, и тогда человечки давали ему еще больше черных точек.

Он пытался объяснить, почему он падал и говорил какую- нибудь глупость, и виммексы давали ему еще больше черных точек.

Через некоторое время у него было уже столько точек, что ему не хотелось выходить на улицу. Он боялся, что сделает что-нибудь глупое, например, забудет свою шляпу или вступит в лужу, и тогда человечки прицепят ему еще одну точку. И, на самом деле, у него было уже столько черных точек, что человечки подходили и просто цепляли ему еще одну уже без всякой причины.

«Он заслуживает множества точек», — говорили друг другу деревянные человечки. «Он не хороший деревянный человечек».

Через некоторое время Панчинелло поверил им. «Я не хороший виммекс», — говорил он себе.

Изредка, когда он выходил на улицу, то старался держаться ближе к виммексам, у которых было много черных точек. Рядом с ними он чувствовал себя лучше.

Однажды он встретил виммекса, которая не была похожа на других. На ней не было ни звезд, ни черных точек. Она была просто из дерева. Ее звали Люсия.

Человечки пытались цеплять на нее липучки; но дело в том, что их липучки не держались.

Одни человечки восхищались ею, что у нее нет липучек, и хотели дать ей звездочку. Но звезды не держались и падали. Другие начинали смотреть на нее свысока, потому что у нее не было звездочек, и давали ей черные точки. Но они тоже падали.

«Как бы я хотел быть таким же», — подумал Панчинелло. «Не хочу я ничьих липучек.» и он спросил ее, как это у нее получается.

— Это легко, — ответила Люсия.- Каждый день я хожу повидаться с Илаем.

— Илаем?

— Да, с Илаем. Плотником. Я сижу у него в мастерской.

— Почему?

— А почему бы тебе не узнать самому? Поднимись на холм. Он там.

Сказав это, виммекс без липучек повернулась и убежала.

«Но он не захочет меня видеть!» — прокричал Панчинелло. Люсия не услышала. Тогда Панчинелло пошел домой. Он сидел у окна и смотрел как суетятся деревянные человечки, цепляя друг другу звезды и точки. «Это не правильно», — вздохнув, сказал он. И тогда он решился пойти и встретиться с Илаем.

Он взобрался по узкой тропинке на самую вершину холма и вошел в большую мастерскую. Его деревянные глаза стали круглыми от удивления, когда он увидел, каких размеров было все вокруг. Стул был такой же высоты как и он сам. Чтобы дотянуться до скамейки мастера ему нужно было становиться на носочки. Молоток был длиной в его руку. Панчинелло судорожно глотнул. «Я здесь не останусь!» — и он повернулся уходить.

И тут он услышал свое имя.

— Панчинелло? — голос был сильный и глубокий.

Панчинелло остановился.

— Панчинелло! Рад тебя видеть! Иди сюда, дай- ка посмотреть на тебя.

Панчинелло медленно повернулся и посмотрел на огромного бородатого мастера.

— Ты знаешь мое имя? — спросил маленький виммекс.

— Конечно знаю. Я сделал тебя.

Илай нагнулся, подхватил его и посадил на скамейку. «М-да», — задумчиво проговорил мастер, осматривая черные точки. «Похоже что тебе дали плохую оценку».

— Я не хотел, Илай. Я правда старался, очень-очень.

— О, тебе не нужно защищаться передо мною, дитя. Мне все равно, что думают другие виммексы.

— Правда?

— Да, и ты тоже должен так считать. Да кто они такие, чтобы раздавать звезды или точки? Они такие же виммексы как и ты. Панчинелло, то, что они думают, не играет значения. Имеет значение то, как я думаю. А я думаю, что ты совершенно особенный.

Панчинелло засмеялся.

— Я — особенный? Почему? Я не могу быстро ходить. Я не могу прыгать. И краска у меня облезла. Почему я для тебя что-то значу?

Илай посмотрел на Панчинелло, положил свои руки на его маленькие деревянные плечики и очень медленно проговорил:

— Потому что ты мой. И поэтому ты мне не безразличен.

Никто никогда не смотрел на Панчинелло так, тем более его создатель. Он не знал, что ответить.

— Каждый день я ожидал, что ты прийдешь, — пояснил Илай.

— Я пришел, потому что я встретил человечка без липучек.

— Я знаю. Она рассказала мне о тебе.

— А почему липучки не прилипают к ней?

— Потому что она решила, что то, что я думаю, намного важнее чем то, что думают они. Липучки прилипают только тогда, когда ты сам позволяешь им.

— Чего?

— Липучки прилипают только тогда, если они что-то для тебя значат. Но чем больше ты доверяешь моей любви, тем меньше ты заботишься об их липучках.

— Чего-то я не совсем понял.

— Ты поймешь со временем. У тебя сейчас много липучек. Начиная с сегодня, приходи каждый день, чтобы повидаться со мною, и позволь мне напоминать тебе, как много ты для меня значишь.

Илай снял Панчинелло со скамьи и поставил его на землю.

— Запомни, — проговорил Илай, когда виммекс уже выходил из дверей. — Ты особенный, потому что я сделал тебя. А я ошибок не делаю.

Панчинелло не остановился. но про себя подумал: «Я думаю, что он говорил это серьезно».

И как только он так подумал, одна черная точка упала на землю.