Вера по наследству

Вера предков

Бабушка Лиза и дедушка Вася родились до Великой октябрьской революции. Веру предков приняли как все дети той поры — без лишних вопросов и раздумий, Слово Божье читали с родителями, закон Божий учили на уроках воскресной школы. Вере христианской не изменяли во все дни своей жизни, даже когда храмы разорили, кресты с них сбросили и священников расстреляли.

Бабушка была неграмотной, работала то подсобницей, то уборщицей, а детей нарожала — остались только дом и хозяйство. Дедушка после переезда из деревни в город выбился в люди, сделал на заводе головокружительную карьеру — от простого рабочего до заместителя начальника цеха. Удивительно это было потому, что дедушка Вася, несмотря на немыслимое трудолюбие и добросовестность, в коммунистическую партию вступать не хотел, хотя ему не раз предлагали, что само по себе было очень подозрительно. Он был передовой, «висел» на доске почета, поэтому ходить свободно в церковь и вести открытую жизнь христианина не мог. Если бы кто-нибудь узнал, что он в Бога верит, не только с доски почета слетел бы дедушка Вася — мог в тюрьму или дом умалишенных угодить. Сколько было таких историй!

Но по великим праздникам дедушка все же посещал тайком храм, благо большой кафедральный собор был в двух шагах от его квартиры. И уж, конечно, «Отче наш» — каждое утро, «Благодарю Тебя, Господи, за хлеб насущный» — перед трапезой, «Спасибо, Господи, за прожитый день» — вечером. Бабушке Лизе было проще — она из-за детей толком нигде не работала, поэтому без опаски могла бегать в церковь, автоматически попадая в разряд редкостных людей, которым в коммунистическом обществе верить в Бога все же разрешали, считая их в чем-то ущербными. Хотят верить — пусть себе верят, если ума нет.

Крепкая вера бабушки

Детей своих всех они, конечно же, во младенчестве крестили. Внуки пошли, бабушка и их тайком от родителей исхитрилась всех крестить. Тоже опасность была большая. Ведь родители внуков, то есть собственные крещеные дети бабушки, жили уже совсем иной жизнью: все прошли воспитание пионерской организацией, школой комсомола, кто-то из них вступил в коммунистическую партию, и ни о какой вере в Бога они не слышали, воспринимая ее как пережиток старого, некий атавизм. На бабушкины религиозные происки — крещение внуков — смотрели сквозь пальцы: пусть уж, вреда от этого (если, конечно, никто не узнает) не будет, а дело, может, и хорошее, не зря же предки наши исполняли это неукоснительно, да и у старушки-мамы на сердце будет спокойнее.

Бабушка ж, сделав свое тайное дело, действительно успокаивалась и была готова умереть с чистой совестью. Дети — крещеные, внуки — крещеные, принадлежат Господу, в ад не пойдут, наследуют, как и она сама с мужем, Царство Небесное. Что еще надо для покоя и радости в старости? Она да и дедушка Вася считали, что сделали для Бога и для своих детей все, что могли, в тех условиях жизни и в то время, в которое им довелось жить. На вопрос: «Верите ли в Иисуса Христа как Господа и нашего Спасителя?» — они дружно отвечали:
— Да, веруем. И в жизнь вечную, и в воскресение.
— А почему в это не верят ваши дети и внуки? Почему они атеисты?
— Время было страшное. Как могли мы передать им свою веру, если за нее убивали и сажали в тюрьмы? Кто же хочет, чтобы их детей истребляли? Даже зверь не пожелает своему зверенышу зла, неужели мы смогли бы обречь их на мучения. Если бы наши дети верили, никакой жизни им бы не было.

Дети этой почтенной верующей четы действительно не изведали преследований и мук физических. Они благополучно выросли, несмотря на войну и другие лишения, сделали карьеру в коммунистическом обществе, обзавелись домами, материальным достатком. Все они были вполне благополучными, очень неплохими, моральными людьми, активно что-то строили, созидали общество. И все это без Бога и без Христа. Стараясь не навредить своим детям, бабушка Лиза и дедушка Вася никогда не рассказывали им о Христе Спасителе, о вечной жизни и вечных муках — всем том, во что сами непоколебимо верили, сумев пронести эту веру через все страшные испытания жизни. Стараясь обеспечить своим детям безмятежную земную жизнь, оградить их здесь, на земле, от всяких неприятностей, они не стали проповедовать им жизнь вечную и Царство Небесное. Такой вот парадокс.

Пример весьма типичный для России, где христианская вера в довольно короткое время была истреблена почти полностью, а ей на смену пришел дремучий атеизм. Небольшой остаток, сохранивший верность Богу, — святые русские старушки вряд ли могут сегодня способствовать мощному духовному пробуждению огромного народа, учитывая, что их вера, скорее, обрядовая сердечная, не осознанная разумом, и проповедовать Слово Божье они совершенно не могут. Именно поэтому России не обойтись без духовных инъекций других христианских стран.

Истребление христианской веры атеизмом

Сегодня очень популярны разговоры о тотальном семидесятилетнем истреблении христианской веры во времена нашествия коммунистического зверя. Не отрицая сам факт такого нашествия, уместно спросить: откуда взялся этот зверь? Можно согласиться, что идейная родина марксизма — Германия. Вместе с тем эта идея со стороны не встретила в России никакого отпора. Мало ли было других идей, но ни одна из них не прошла, а эта не только не была отвергнута, но, наоборот, с радостью воспринята и сразу прижилась. Так что зверь хоть и пришлый, но он был принят глубинами национальной души и именно там обрел зрелость. Звери не спускаются к нам с неба, как пришельцы из космоса, не возникают, точно призраки, из пучин и недр, — образы их живут в наших душах, вложенные туда в самом раннем детстве, оттуда они и возрождаются, приобретая вполне реальные черты. Дождавшись удобного момента, зверь встает в полный рост.

Был ли он таким страшным и могучим в начале своего тоталитарного нашествия? Вряд ли. Что могла тогда сделать горстка безбожных авантюристов и террористов, исповедующих атеизм, против многомиллионного христианского народа? Если бы весь этот верующий народ продолжал твердо стоять в вере, всеми своими силами держался за Христа, кто бы мог его победить или тем более уничтожить? Если бы этот народ, несмотря на все гонения и преследования, методично и постоянно передавал свою веру детям, как могла бы тогда исчезнуть вера?

Эстафетная палочка веры

Существует эстафетная палочка веры, которая должна быть передана. Бог хочет, чтобы откровения о Нем родители передавали детям из поколения в поколение. Вера, любая, — эстафетная палочка, которая желает быть переданной по эстафете дальше. Говоря о том, как может передаваться вера Божья, сошлемся на слова Книги Исход: «И чтобы ты рассказывал сыну твоему и сыну сына твоего о том, что Я сделал в Египте, и о знамениях Моих, которые Я показал в нем, и чтобы вы знали, что Я Господь» (Исх. 10:2). Это духовный закон от Бога передачи эстафетной палочки веры. Господь повелевает, чтобы о Нем и о том, что Он сделал, люди передавали информацию из поколения в поколение, последовательно и методично.

Апостол Павел пишет возлюбленному сыну Тимофею о своем исполнении радостью при воспоминании о нелицеприятной его вере, «которая прежде обитала в бабке твоей Лоиде и матери твоей Евнике» (2 Тим.1:5). Апостол уверен, что спасительная вера его сына, за которую он молится Богу «днем и ночью», передалась ему от предков по женской линии: бабки и матери. Он говорит, что это та же самая вера, истинная, нелицеприятная. Таким образом, Евангелие, как и Ветхий Завет, показывает нам способ передачи веры по эстафете поколений.

Превосходное методическое пособие о наследовании духовных истин — Книга Притчей Соломоновых. «Слушай, сын мой, наставление отца твоего и не отвергай завета матери твоей, потому что это — прекрасный венок для головы твоей и украшение для шеи твоей», — говорит царь Соломон, которого Библия называет самым мудрым из людей (Прит. 1:8–9). Слушай, сын мой, — рефрен всей книги. Автор притчей, призывая детей к слушанию, шаг за шагом неторопливо передает по эстафете духовные и нравственные законы, которым должны следовать потомки, чтобы их жизнь текла в правильном русле. Притчи — наставления, чтобы направить жизнь детей по безопасной дороге, которую Бог уже открыл отцам их. Они и предупреждение об ответственности выбора, потому что последующая жизнь детей зависит от того, прислушаются они к наставлениям или нет. Но прежде ответственности выбора детей есть ответственность взрослых родителей передать детям духовные истины, которые им уже известны от Бога.

Дети — драгоценный дар Божий

И после всего этого еще раз скажем, что дети — драгоценный дар Божий. Представим, что такой дар в виде алмаза или жемчужины попал к нам в руки. Неужели мы не будем о нем заботиться, хранить и лелеять его? Неужели бросим без присмотра, оставим на дороге в пыли и грязи? Наверное, каждый найдет ему достойное место, будет стараться огранить алмаз в бриллиант, а жемчужину поместить в драгоценную оправу. Но куда более драгоценный дар, чем алмаз и жемчуг, — дети, данные нам Богом. Об этом говорит Библия. Почему же мы часто поступаем с этим даром так неразумно, а нередко вообще не знаем, что с ним делать? Мы действительно сами затаптываем дарованную нам драгоценность в грязь, портим и ломаем ее. А когда приходит время расплачиваться за содеянное, недоумеваем, стенаем и рыдаем: почему нас постигло такое горе?

Нередко мы, становясь родителями, сами остаемся детьми, неразумными и безответственными, при этом не хотим выходить из младенческого состояния, старея телом, но оставаясь младенцами духовными. В этом корень всех педагогических проблем. Между тем библейская педагогика проста. Прежде всего верующие родители должны делиться со своими детьми и внуками теми духовными знаниями, которые им уже открыл Бог. Мы ответственны за то, чтобы духовная эстафета не прерывалась, и обязаны передавать по наследству не скопленное за многотрудную жизнь материальное достояние, а, в первую очередь, достояние духовное (если оно, конечно, есть).

Но и этого окажется мало, если наш образ жизни будет расходиться с декларируемой нами верой. Каждый день мы принимаем решения и совершаем поступки перед глазами своих детей. Они отражают одно из двух: либо следование нашей вере, либо расхождение с тем, что мы говорим и как поступаем. Надо помнить, что дети постоянно наблюдают за нашим поведением и воспринимают происходящие вокруг события больше зрением, чем слухом. Что бы мы не делали, чем бы не занимались, мы передаем то, во что мы верим, примером своих поступков, а не словами. Это двигательная сила закона эстафетной палочки веры.

В одном Бог хочет, чтобы мы всегда оставались детьми. Вспомним еще раз заповедь Господа Иисуса Христа умаляться и быть как дитя. Эта заповедь касается нашей веры, способности верить так, как дети верят в сказки. Для того чтобы быть способным увидеть Царство Небесное, его воинство, прежде всего надо покаяться и превратиться в ребенка {отсюда и «если не обратитесь» (Мф. 18:3)}. Надо умалиться и принять внутрь дитя во имя Христа, тогда прославленный Отец неба и земли открывает детские глаза нашей веры, разрушает ту самую глухую стену непонимания, разделяющую взрослый и детский мир, после чего все духовные премудрости, недоступные взрослому сознанию, проясняются.

«Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (Мф. 11:25). Путь в Царство Божье лежит через простую, лишенную всякого лукавства детскую веру во Христа. И об этом еще более определенно говорит Евангелие от Марка: «…кто не примет Царства Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Мк. 10:15). Мы не сможем попасть в Царство Божье и жизнь вечную, если не поверим в него безоговорочно, как умеют верить дети.

Фундамент веры отсутствует

Чем старше человек, тем больше и больше его сердце обрастает толстой коркой критики, сомнения и недоверия. Он все больше полагается на собственный ум и жизненный опыт, который удалось поднакопить за время земного странствования. Даже гордится этой премудростью человеческой, полностью ей доверяя, опираясь на нее, как на фундамент. Не зря же люди, кому за пятьдесят и шестьдесят, очень редко и с большим трудом приходят к Богу. Груз собственных представлений о мире и справедливости настолько придавливает к грешной земле, что уже не подняться к вершинам настоящей духовности. Наши же понятия о добре и справедливости могут быть прямой противоположностью Божьим истинам.

Другая важная истина заключается в том, что Бог хочет, чтобы детская вера и детское восприятие были безраздельно отданы Ему: «…пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им» (Мк. 10:14). Чем раньше ребенок узнает о Боге, светлых силах, Божьей защите, тем вернее доброе и светлое будет посеяно в его душу, тем ярче свет Божьей любви будет освещать весь его дальнейший путь. Эти семена тоже когда-то прорастут, чтобы дать хороший, добрый урожай.

Помним мы и предостережение: «А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф. 18:6). Соблазнов, диктуемых сатаной, ложных образов, искажающих мир и творение Божье, очень много. Когда они атакуют младенческую душу, то необходима крепкая рука взрослой поддержки, чтобы успешно противостоять соблазнам. Вина за неоказание помощи может оказаться чрезмерно большой, и вся она будет на нас.

Надо помнить, что все дети проходят через греховную жизнь, через чувственный и развращенный мир, получая душевные травмы, а порой и увечья. Они нуждаются в нашей помощи. И нет лучшей помощи для них, чтобы одолеть этот земной путь, чем христианская вера предков, переданная им от сердца к сердцу.