Гностицизм

Гностицизм (греч. «гноено» — знание) это система взглядов и понятий, существовавшая в дохристианские времена в языческой и, отчасти. иудейской среде. Христианский гностицизм не является результатом внутрицерковного развития, но представляет собой попытку втянуть христианство в религиозное смешение и преобразовать его, таким образом, в одну из мистических религий.

Подобный процесс смешения (синкретизм) был характерен для того времени. Считалось, что все религии имеют в себе нечто божественное, причем не предполагалось, что хотя бы одна из них обладает полным откровением. Поэтому пробелы или недостающие звенья одной системы восполнялись за счет другой. Лжеучителя брали библейские и евангельские термины и наполняли их другим (языческим) содержанием.

Гностицизм искал и давал «знание». Он не являлся единым учением, а представлял собой целую группу сект и толков, часто почти противоположных между собой. Каждая группа имела своего руководителя и отличалась своим особым толкованием или пониманием. «Выдумав какую-нибудь новость, — писал о них Тертуллиан, их современник, — они тотчас называют откровением то, что есть только человеческая догадка, или, вернее, выдумка» («Против Валентина»).

Однако, в них можно выделить нечто общее: «Существует единый верховный Бог, обитающий в полноте света (плероме). От Него происходят поколения эонов, или духовных существ. Материя вечна и по своему существу — зло. Видимый мир (кеноме) был образован из нее не Богом, а демиургом (или Творцом)» (Некоторые гностики считали его злым, другие — несознательным исполнителем воли Божьей). Демиург считался Богом иудеев (или Ветхого Завета). Поэтому Моисееве домостроительство либо отвергалось, либо считалось подготовительным к истинному. Христос послан в мир, чтобы освободить людей от тирании демиурга, но Христос, якобы, не был ни Бог, ни человек.

Некоторые считали, что Иисус — простой человек, на которого снизошел зон Христос во время крещения и оставил его перед распятием, другие учили, что тело Христа было призрачным (нематериальным) и Его действия — кажущимися, т.к., якобы, Бог не мог войти в злую материю. Борьба между добром и злом должна закончиться победой добра, но вещественный мир не преобразится, а погибнет.

Человечество разделялось на три рода людей, участь которых была фаталически предопределена их различной природой. Одни — пневматики (духовные), или гностики, неизбежно спасались, т.е. выходили в область божественного духа. Другие — илики (гилики), т.е. материальные, плотские, неизбежно погибали вместе с материей. Третьи — психики (душевные), т.е. обыкновенные христиане, попадали в среднее место.

Но в духовной практике гностиков было два направления: одни добивались победы над материей путем строжайших аскетических воздержаний от всего чувственного; другие доказывали свое превосходство над материей, предаваясь распущенности, безнравственности и вседозволенности.

Гностики не стремились отделить себя от Церкви. Многие из них (напр. Валентин) были проповедниками и стремились, оставаясь в Церкви, насадить там свои взгляды. Тертуллиан так передает свои впечатления от общения с ними: «Спроси их о чем-либо откровенно.— они примут строгий вид, наморщат лоб и возгласят: «О.глубина'»; войди с ними в ближайший разговор — они утонченно и двусмысленно станут утверждать, что их вера общая со всеми. Если заметят они, что ты их противник, они будут отрекаться от всего. Если ты приступишь к ним с большей настойчивостью, то они притворятся легкомысленными простаками. Они тайн своих не открывают даже своим ученикам, пока в них не уверены.»

Церковные наставники стремились изобличить гностицизм и избавиться от него, т.к. в нем было противление Богу. как Творцу и личному Спасителю, отвержение божественности Христа и Его заместительной жертвы, неверие в воскресение, страшный суд и загробную жизнь. Без этого христианство теряло свою основу и превращалось в новую языческую религию.

Родоначальником еретиков древние авторы считают Симона — волхва из Питона в Самарин (Деян.8.9). Симон учил о себе как о некой воплотившейся первоначальной силе, а о сопровождавшей его женщине Елене Тирской как о первоначальной Мысли (Зоне «Энния»), от которой все произошло. Для спасения необходима вера в него и Елену, а, имея веру, можно жить как угодно. Симон занимался магией и волшебством. В «Апостольских наставлениях» рассказывается, что в Риме он вступил в спор с Ап. Петром и Павлом, пытался летать по воздуху, пока по молитве Ап. Петра не упал на землю и вскоре умер.

Приемник Симона — Менандр — развил его учение, а его учеников Сатурнила и Василида св. Ириней ставит во главе гностиков. Сатурнил жил в Антиохии Сирийской и учил, что Христос был облачен в призрачное тело. Придерживался аскетизма, запрещал брак. Василид жил в Александрии (ок. 125 г. по Р.Х.). Учил, что Христос явился на землю, чтобы разрушить дела злого Бога иудеев, но страдал не он, а Симон Киренианин. Он запрещал признавать Христа распятого. Сам Василид и его сын держались твердых нравственных начал, но его последователи считали это необязательным.

Один из самых известных гностиков II в. по Р.Х. был Валентин, родившийся в Египте, но более 20-ти лет проповедовавший в Риме и чуть было не избранный епископом этого города. Валентину, высокообразованному я воспитанному человеку, будто бы по тайному преданию от Апостолов была раскрыта тайна божественной жизни, неизвестная Церкви. Его последователи (валентинианцы) разделились на восточную и западную школу и просуществовали несколько столетий.

Широкую известность на Востоке получили «Офиты» («братья змеи», от греч. «офис»— змея). Они сильно различались между собой, но змей, о котором сказано в Быт.З, имел в их системе центральное положение. Некоторые почитали его как символ прогресса, другие видели в нем погибель.

Одной из самых распространенных и многочисленных сект первых веков были последователи Маркиона, которые не были гностиками в строгом смысле этого слова, но непосредственно примыкали к ним. Маркион, который в середине II в. прибыл в Рим, довел до крайности идею противоположности христианства и иудейства. Он примкнул к гностической секте, хотя не признавал эонов и аллегорий и учил о противоположности Бога иудеев и Бога любви Нового Завета. Он отверг Ветхий Завет и сократил Новый Завет, признавая только Евангелие Луки и некоторые из Павловых посланий. В секте придерживались строгой морали и нравственности. Маркионские церкви были распространены во II-III вв. по Р.Х. по всей Римской империи и часто притесняли традиционное христианство.

Своеобразную противоположность маркионским церквям представляет манихейство, или персидский гносис, в котором христианство отступает на задний план. (Фактически из христианства заимствованы только имена и внешние аналоги).

Основателем манихейства явился Манес (или Мани), который за свое учение претерпел мученичество в Персии в 276 г. по Р.Х. Ветхий Завет принимался Манесом в полном объеме, в то время как Новый, якобы неоднократно фальсифицированный, отвергался. Манихейство имело хорошую организацию, строгую иерархию и придерживалось гностических апокрифов и сочинений самого Манеса.