В объятиях бога ночи

Друидизму, как и другим верованиям древних народов, много веков, о нем порядком подзабыли, но неожиданно с новой силой он возродился в Европе. Первыми его последовательницами, а вернее, жертвами стали женщины, психически неуравновешенные, чем-то обделенные в жизни.

Экзальтированные, имеющие большие претензии к окружающим, эти новые жрицы хотели лишь одного — реванша за неудачи и проигрыши в своей жизни, признания значимости своей персоны, вожделенной власти над людьми и силы повелевать теми, кто ранее презирал их. В волшебном мире, который открывал им друидизм, мире, невидимом глазу простых смертных, они наконец почувствовали себя царицами, способными не только забыть о повседневном страхе, отверженности, одиночестве, но и стать фокусом, к которому лучами сходится весь мир, материальный и духовный.

Особая опасность друидического культа заключается в том, что это один из древнейших видов колдовства, что жрицы своими заклинаниями тревожат темные дохристианские силы, вступают с ними в контакт, запуская изощренную дьявольскую механику. Ритуалы требуют особой обстановки. Жрицы-друиды избирают для своих священнодействий лесные поляны, глухие укромные места, где никто из посторонних не может их увидеть. Опасность таится прежде всего в самих обрядах, которые настолько корежат внутренний мир тех, кто принимает в них участие, что способны повредить психику. Для исполнения ритуала от женщины требуется повышенная экзальтация. Друиды достигают ее с помощью веществ, меняющих представления о реальном мире. В ход идут ароматические одурманивающие курения, которые специалисты без колебаний относят к группе опасных галлюциногенов.

Сильное увлечение друидизмом на благополучном Западе вполне объяснимо. Далеко не все там верующие христиане. Несмотря на то, что в последние три столетия христианские церкви в Европе не жгут и не разрушают, само христианство, по признанию самих западных христиан, стало вялым и аморфным. Чем дальше люди отходят от пути Христа, тем скорее они становятся на путь Будды, Кришны, синто, друидов… Тем более влекут их религиозные теории, основанные на «сильной магии» и «черном колдовстве». Все это имеет весьма печальные последствия.

Сказанное в полной мере относится и к России, которая изгнание из общества Христа ярко продемонстрировала культовым разрушением христианских церквей. Потребовалось всего каких-то семь десятилетий, чтобы российская душа, утратившая представление о Христе, возжелала путь друида, который царствовал в чужих лесах до того, как совершилась победа Спасителя над силами мрака и тьмы на кресте.

Увлечение друидизмом у нас свойственно так называемой творческой, богемной среде, видимо, в силу того, что очаровывает особой оригинальностью, экстравагантностью и «новизной». В его сети попадают наиболее духовно развитые девушки, решившие добраться до глубин магии. Как правило, это творческие личности, которым близка поэзия, тонко чувствующие природу и искусство. Поэтому и манят их наиболее сложные, кажущиеся издали такими поэтическими ритуалы. Но, увы, далеко не всем удается стать жрицами и посвященными. Путь к жестокому божеству для многих тонких натур быстро обрывается. Нередко уже после нескольких магических сеансов они вынуждены лечиться у психиатра. Обратный же путь восстановления психики и подорванного ритуалами и наркотиками здоровья всегда долог и труден. Нередко он не приводит к желаемому результату.

По свидетельству врача-психиатра, одну несчастную жертву друидизма преследовали воспоминания, что она обрела любовь у бога ночи и вступала с ним в интимные отношения. Молодая девушка до этого магического опыта страдала от неразделенной любви к своему сверстнику. Тот грубо отверг ее, и девушка мучительно и остро переживала отверженность, душевная рана была глубока и кровоточила. И вдруг среди тоски и мрака ее души воссиял яркий луч — ей улыбнулся не какой-то земной юноша, пусть и прекрасный, а сам бог, сильный и нежный. Можно представить, с какой пылкостью она бросилась в его открытые объятия, которые столь явственно увидела в наркотическом забытьи во время друидического обряда.

Что было потом? Возврат к серым будням, полным тоски и застаревшей боли отверженности, которая на фоне любовных переживаний с богом ночи стала еще острей. Семья, где интеллигентные родители — люди, давно чужие друг другу и детям, занятые только своими проблемами. Умные книги вместо живых друзей. Единственный человек, обративший внимание на то, что с юной мечтательной девушкой не все в порядке, был ее старший брат, который однажды решительно взял ее за руку и повел к врачу. К тому времени она потеряла всякий интерес к жизни, радовали ее только периодически возникающие галлюцинации, где продолжалась та самая упоительная ночь в объятиях бога. С этим недугом врачам справиться не удалось. Девушка навсегда осталась в мире собственных грез.